+79257985834

Жертвоприношение

Event thumbnail

О глубинном смысле ритуалов жертвоприношения, и о программе жертвенности исказившей истинное назначение этих обрядов.

Теги:

Жертвоприношение 1Жертвоприношение – ритуал, заключающийся в дарении материи представителям тонкого плана.

В своем лучшем выражении, жертвоприношение не имеет отношения к боли и страданиям. В качестве подарка могут быть использованы плоды и листья, которыми растения могут добровольно поделиться с людьми. Кроме того, роль подношения может играть любая материя, имеющая ценность для человека участвующего в ритуале. В некоторых традициях в жертву приносят драгоценные украшения, золотые монеты, пищу считающуюся отменным лакомством и т.д. При этом представители тонкого плана питаются не самим веществом, а эмоциональной энергией напитавшей эту материю.

Но основной энергетический вклад вносит сам человек распоряжающийся этим веществом, заряжая его своими положительными чувствами. Чем большей ценностью обладает какой-то объект для своего обладателя, тем более красивыми и интенсивными оказываются переживания, которыми пропитывается такой предмет. Потребителями этой энергии являются те энергетические существа, которые поддерживают развитие определенной традиции. Так как любое духовное или эзотерическое течение является социальным феноменом, то оно развивается при поддержке сущностей исполняющих обязанности в социальной системе – лирианцев.

Лирианцы являются одними из основных получателей эмоциональной энергии содержащейся в подношении, но при этом обычно не оставляют ее себе, а вкладывают в процессы проводящиеся их организацией. Представителем духовной организации на тонком плане является ее эгрегор, и его можно считать конечным приемником энергии жертвоприношений. При этом у многих эгрегоров нет аккумуляторов, в которых они могли бы запасать свои сбережения. Поэтому лучший способ хранения эмоциональной энергии – ее вклад в дальнейшее развитие социального направления, которое представляет эгрегор. Следовательно, энергия передающаяся людьми через жертвоприношение, может давать стимул той социальной сфере, которая организует этот обряд.

Во время буддистского ритуала сожжения подношений называемого пуджей, эмоции людей впитываются эгрегором их духовной линии и подкрепляют многие начинания, осуществляемые последователями этого направления. Кроме того, часть ресурсов идет на усиление намерений самих участников ритуала, поэтому после церемонии люди часто отмечают ускорение реализации загаданных желаний. Подобное усиление создается за счет резонанса между энергетическими телами людей, объединенных за счет их совместной концентрации на едином процессе. При этом на поддержку личных устремлений тратится ничтожная доля раскрывающихся ресурсов, а большая их часть направлена на поддержание задач эгрегора. В этом контексте, буддистский ритуал действительно становится жертвенным, так как его участники безвозвратно теряют вложенную ими энергию.

Аналогичная ситуация характерна для любой традиции получившей признание в социуме, любые ритуалы жертвоприношения приводят к сильнейшему оттоку жизненной энергии их участников. При этом такой отток часто незаметен, так как производится за счет стимуляции энергетического тела коллективным полем всех участников. Передавая эмоциональный импульс каждому человеку, эгрегор традиции разгоняет энергетические потоки его тела, чем и обеспечивается интенсивный отток. После ритуала человек ощущает повышенный эмоциональный фон вызванный недавней активацией, и считает такие переживания признаками пришедшей поддержки. Через некоторое время после процесса может ощущаться энергетический спад, считающийся следствием внутренней перестройки. Однако причиной является выравнивание энергетических потоков, и достигнув внутреннего равновесия человек ощущает понижение тонуса по сравнению со своим состоянием до ритуала.

Подобный отъем происходит во время большинства религиозных обрядов, и хотя по их окончании ощущается временное воодушевление, подсознательно человек чувствует себя используемым. Поэтому несмотря на то, что жертвоприношение как вид ритуалов становится все более редким, на тонком плане любой традиционный процесс представляет собой энергетическое подношение. В этом контексте, жертвоприношением можно считать не только действия верующих, но и практически любое социальное явление. Участниками любой социальной ситуации являются не только люди, но и эгрегоры поддерживающие их начинания, и за это покровительство они взимают энергетические подати.

В качестве посредников между людьми и социальными структурами выступают лирианцы, а также астральные сущности. Необходимость участия астральных существ связана с их богатым эмоциональным потенциалом. Воспринимая чувства людей эти представители тонкого плана могут их сохранять, и астральная реальность к которой принадлежат эти сущности становится аккумулятором для сотрудничающего с ней эгрегора. Лирианцы же чаще исполняют роль организаторов выстраивающих информационные потоки, и концентрируясь на ментальной составляющей процесса, они не успевают полноценно воспринимать эмоции людей.

Сотрудничество между лирианцами и астральными существами, позволяет эгрегорам весьма точно настраиваться на эмоциональный поток людей и находить способы его использования. При этом для отъема используется общераспространенная программа, представляющая собой классическую точку зрения на жертвенность. Особенно явно это воззрение проявилось в религиозной сфере, где самопожертвование приветствуется и считается атрибутом духовности.

Программа жертвенности также укрепилась во многих социальных сферах, таких как военное дело, выращивание и воспитание детей, а также духовное или личностное самосовершенствование. Во время вооруженных конфликтов между государствами эта программа принимает облик фанатичного патриотизма и способствует самоотверженным поступкам солдат, часто приводящим к смертельным исходам.

Для того, чтобы принести в жертву собственную жизнь, человеку нужно создать мощнейший эмоциональный импульс, позволяющий пересилить инстинкт самосохранения. Боязнь смерти является одной из наиболее мощных программ сознания, и чтобы преодолеть созданное ею препятствие, человеку нужно вложить в свое рискованное начинание практически всю жизненную энергию. Так как героический поступок провоцируется программой жертвенности, то именно она начинает распоряжаться энергетическими ресурсами человека. Если бесстрашный поступок заканчивается смертью, то программа имеет возможность отнять жизненную энергию без остатка, поэтому специально провоцирует своего обладателя на расставание с жизнью. Для этого она подогревает соответствующее искусственное желание быть жертвой, из-за чего смертельный исход становится желанным.

Одним из характерных примеров такого тотального самопожертвования является точка зрения распространенная в мусульманстве, согласно которой смерть в священной войне ведет человека в рай. Приверженцы этого убеждения часто жаждут подобного исхода, что позволяет им с легкостью совершать террористические акты и участвовать в самых рискованных военных операциях.

Подобное искаженное желание ощущается большинством людей, выбирающих роль жертвы в какой-либо социальной сфере. Становясь родителем, человеку приходиться поступиться многими собственными интересами, отдав большую часть внимания и энергии своему ребенку. То же самое касается активного продвижения в одном из направлений развития, часто требующего принести в жертву другие увлечения. Ребенок стремящийся достигнуть успехов в музыке, должен тратить большую часть своего детства на отработку навыков игры на выбранном им инструменте. При этом будущий музыкант может ощущать крайнюю неудовлетворенность вследствие отсутствия своей реализации в других сферах и недостатка впечатлений.

По сути, любая узкая специализация необходимая для самореализации в социуме, является разновидностью самопожертвования, так как заставляет человека отказываться от многих других возможностей. Продолжая дальше это обобщение, можно увидеть что и любой компромисс также является способом отъема жизненной энергии людей. Соглашаясь на компромисс, человек невольно испытывает состояние жертвы, генерирующееся его программой жертвоприношения.

Это сладостное состояние необходимо для того, чтобы заглушить естественное недовольство и раздражение испытываемое человеком. В результате рождается противоречивое переживание, которое можно считать удовольствием от возможности испытать боль. По сути, мазохизм является одним из наиболее ярких проявлений состояния жертвы, и является следствием сильнейшей зависимости человека от подобных переживаний.

Часто эта зависимость проявляется постепенно в течение жизни, причиной могут стать дисгармоничные особенности воспитания или притеснение человека в социуме. Соглашаясь на роль жертвы, человек неосознанно укрепляет в себе соответствующую программу, которая становясь сильнее получает возможность передавать более мощные сладостные импульсы. Подобное воздействие можно сравнить с желанным забытьем, которого человек может достичь в измененном состоянии сознания через алкогольное или наркотическое опьянение. Несмотря на то, что алкоголь и наркотики могут активировать творческие способности людей и поддерживать их ресурсное эмоциональное состояние, использование их в качестве средств для избегания реальности делает их влияние негативным.

Если человек использует эти сильнейшие активаторы для уклонения от обстоятельств собственной жизни, то нарабатывает соответствующую программу лишающую его осознанности. Подобную роль также играет состояние жертвенности, которое можно считать одним из мощнейших наркотиков, действующих на уровне энергетического тела. Эффективность подобного манипулятивного инструмента связана с тем, что искаженное желание быть жертвой имеет настоящую основу, являющуюся одним из самых сильных человеческих стремлений. В своем подлинном проявлении это желание заключается в жажде человека делиться своими переживаниями. Причиной для такой потребности является подсознательное воспоминание людей о пятимерном существовании, естественном для каждого землянина.

В начале своего развития земная цивилизация была очень близка к пятому уровню, и такая форма бытия заключалась в эмоциональном единстве между жителями вашей планеты. В настоящее время каждый человек стремится повторить подобный опыт, и для этого ему требуется войти в энергетический резонанс с другими существами. Общение через резонанс позволяет открыто делиться и получать еще больше, так как взаимная поддержка приводит к подкреплению и обогащению индивидуальных переживаний за счет эмоций других участников такого процесса. По сути, коллективное состояние испытываемое людьми во время религиозных церемоний очень близко к атмосфере взаимной поддержки, однако тонкая манипуляция со стороны программы жертвенности, обычно перечеркивает положительные аспекты этих ритуалов.

В целом, стремление стать жертвой подкрепляется со стороны системы, позволяющей людям активно задействовать свои эмоции только в компромиссной форме. При этом главный компромисс на который приходится идти человеку, заключается в готовности на потерю собственных эмоциональных ресурсов. В большинстве жизненных ситуаций людям приходится обмениваться скупыми эмоциями, и такое зажатое состояние создает дефицит в открытом взаимодействии. Жертвенное состояние является альтернативой повседневной серости, и оттого часто оказывается настолько пленительным.

В частности, многие люди готовы идти на войну из-за усталости от однообразной жизни, и согласны лишиться жизни ради кратких мгновений, когда они смогут эмоционировать в полную силу. При этом во время сражения человек пребывает в крайне низких вибрациях, однако часто они заглушаются эйфорией, генерирующейся программой самопожертвования. Такие интенсивные переживания являются изуродованным проявлением желания отдавать, заставляющего человека искать поводы для раскрытия силы собственного энергетического тела.

Подобное искажение является следствием сильной зажатости, из-за которой эмоциональная энергия человека не находя гармоничного выхода, готова выразиться в любом сильном переживании. Нечто подобное испытывает гневающийся человек, для которого эти ощущения являются крайне неприятными, однако возможность эмоциональной разрядки оказывается желанной. При этом энергетическое тело испытывает муки, но эти переживания приправляются долгожданным облегчением.

Вследствие своего длительного использования человечеством, программа жертвенности успела проявиться не только на социальном уровне, но также отразилась и в биологическом теле. Одним из самых характерных примеров являются роды, в ходе которых женщине приходится испытывать физическую боль, отнимающую у нее огромные объемы энергии. Преодолеть подобное испытание помогает материнский инстинкт, питающий женщину положительными эмоциями в ходе родов и позволяющий ей не терять самообладание.

Такую же роль играет любой физиологический процесс, сопряженный с болевыми ощущениями. По сути, сама необходимость испытывания боли является проявлением программы жертвенности, а все аргументы доказывающие ценность этого ощущения являются уловками этого мощнейшего стереотипа. При этом на эмоциональном уровне происходит подмена, и человек соглашается на интенсивное проявление чувств ради того, чтобы ощутить подобие вкуса жизни. И так как боль является одним из наиболее сильных переживаний, то она стала заменой тем естественным эмоциям, которые сопутствуют людям в ходе открытого чувственного взаимообмена.

Таким образом, первопричиной для появления феномена жертвенности является ощущение боли, и данная программа создана для того, чтобы оправдать необходимость существования данного чувства. Чтобы разобраться в принципах работы этой программы, нужно сначала понять, кем и ради чего используется боль.

Боль является универсальным инструментом управления, и используется в качестве непреодолимого побуждения к действию. В частности, на уровне биологического тела боль выражена в виде безусловных рефлексов, которым существо не в состоянии сопротивляться. В социальной сфере боль проявляется в первую очередь не на физическом, а на эмоциональном уровне, то есть в качестве объекта воздействия используется не биологическое, а энергетическое тело. При этом низковибрационные импульсы вызывающие боль распространяются от системы управления, заинтересованной в определенных действиях человека.

Биологические рефлексы и инстинкты подкрепляются природной системой, боль стимулируется эгрегорами ее этой информационной структуры. Дисгармоничные ощущения подгоняющие людей в повседневной жизни, генерируются социальными эгрегорами, выстраивающими события в человечеством обществе. Подобные инструкции передаваемые системой однотипны и неизменны в течение тысячелетий, что говорит о том, что социумом и природной средой управляют программы. Следовательно, источником боли являются наиболее распространенные стереотипы, действующие на низких вибрациях. В целом, любая отрицательная эмоция является программой навязанной человеку, заставляющей его энергетическое тело генерировать деструктивные частоты.

Программа боли является самым сильным из таких стереотипов, так как нашла проявление не только на уровне энергетического тела, но также выразилась в биологическом теле. По сути, боль – это материализовавшаяся манипулятивная программа, и сила ее воздействия связана с ее необыкновенной проявленностью. Физическое тело является резонатором усиливающим эмоциональные переживания, и так как болевые ощущения нашли отражение на материальном плане, то получили особенную плотность и интенсивность.

Здесь можно провести параллель с ритуалами жертвоприношения, которые являются материализованным проявлением программы жертвенности. Эта программа создана для того, чтобы помочь физическим существам мириться с чувством боли. Так как боль получила возможность проявляться на физическом плане, то и феномен жертвенности сглаживающий эти ощущения, начал затрагивать не только эмоциональную сферу, но и материальную.

По сути, жертвоприношение – это процесс отказа от тех ценностей, которые вследствие болезненных ощущений оказались невыносимыми. В частности, во многих современных религиях практикуется отказ от секса, так как сексуальное пристрастие легко может превратиться в вожделение, мучающее своей бескомпромиссностью. Аналогично этому, любые биологические инстинкты отягощающие существование людей в религиях считаются греховными или нежелательными. Совокупность подобных ограничений приводит к тому, что люди стремящиеся к духовности начинают вовсе отказываться от физических тел, являющихся источником боли.

В эзотерике подобный феномен нашел отражение в стремлении к вознесению, а в религии – в стремлении усмирить желания плоти. Борьба с инстинктами собственного тела также характерна для йогов, многие из которых специально изнуряют себя тяжелыми тренировками ради того, чтобы заглушить зов природы. Можно также вспомнить о христианских отшельниках, подвергавших себя лишениям для ухода от воздействия биологических инстинктов и других мощнейших манипулятивных программ. Однако несмотря на благие помыслы этих людей, в результате они оказывались в плену программы жертвенности.

Цель которую преследуют йоги и отшельники – уход от боли, однако совершая отказ от многих источников положительных эмоций, они приносили в жертву значительную часть своих потребностей. Последствием отказа становилось чувство сожаления, которое представляло собой разновидность той же боли, находившей более тонкий способ влияния на бытие человека. Получается, что многие мастера прошлого не уходили от болезненных ощущений, они лишь меняли форму, делая их более незаметными и часто неосознаваемыми. В результате они становились нечувствительными к боли, что и позволяло им действовать в желаемом направлении.

Такой эффект достигался за счет тренировки силы духа, при этом болезненные ощущения часто использовались в качестве инструмента для эмоциональной закалки. Наиболее ярким примером является феномен мученичества, во многих религиях считающийся признаком святости. Многие практики и отшельники специально истязали свое физическое тело привыкая к боли, и тем самым учились мириться со многими житейскими невзгодами. При этом боли не становилось меньше, она наоборот пропитывала собой все восприятие и поэтому становилась менее заметной.

Мученичество является одним из наиболее радикальных проявлений программы самопожертвования, не исключающей боль, а позволяющей привыкнуть к ней. Более того, как видно на примере мучеников, программа жертвоприношения сама является источником боли. При этом такой стереотип оправдывает боль возможностью тренировки, которая якобы должна спасти существо от последующих мучений.

Такая тенденция проявилась во многих религиозных канонах и правилах морали. Во многих религиозных традициях принято отказываться от самого дорогого, и считается что подобный шаг позволяет достигать желаемого в других областях жизни. Это воззрение также легко в основу ритуалов жертвоприношений, в ходе которых для реализации определенной цели требуется принести в жертву определенную ценность.

Для того, чтобы умилостивить силы природы и способствовать хорошему урожаю, люди сжигали зерно и хлеб, то есть те самые дары, которые желали получить от поддерживавших их духов. При этом люди ублажали не самих энергетических сущностей способных им помочь, а программу жертвенности. Впитывая подсознательное сожаление человека вызванное расставанием со значимой для него ценностью, программа становилась сильнее, и в качестве платы за эту поддержку обеспечивала реализацию желаемого.

Причем импульс создававшийся программой оказывался тем сильнее, чем мощнее оказывалось разочарование вследствие утраты дорогой части жизни. Ввиду этого, для усиления своих ритуалов люди часто прибегали к убийствам животных или собственных членов семьи. Чаще всего такие живые создания обладали ярко выраженными положительными качествами, ассоциировавшимися у людей с реализацией определенной цели. Если участники ритуала просили природную систему поднять урожайность, то могли принести в жертву цветущую девушку. Если управляющий желал снискать себе удачу в войне, то жертвой мог стать один из лучших воинов его войска. При этом люди считали, что получали благословение духовных сущностей стоявших во главе религии или представителей тонкого плана поддерживавших их. Однако поддержка приходила от системы, стремившейся укрепить в людях стереотип жертвенности, являющийся ее одним из самых мощных инструментов управления.

По сути, система укрепляла в людях безусловный рефлекс, согласно которому самопожертвование ведет к достижению желаемого. Поэтому видя явное разочарование вследствие отказа от чего-то дорогого, система шла навстречу и подкрепляла веру людей в силу принципа жертвоприношения. При этом представители тонкого плана получавшие энергетические импульсы от людей и передававшие их системе, часто становились исполнителями ее воли. В случае ритуалов направленных на увеличение урожая, люди взывали к природной системе, и посредниками становились духи природы жившие рядом с людьми. Затем эти духи получая распоряжение от системы, вносили в природные закономерности такие изменения, которые вели к большей урожайности. При жертвоприношениях суливших успех в битве, посредниками становились лирианцы, действовавшие от имени эгрегоров выстраивающих военные действия. Эти же энергетические сущности могли корректировать социальные процессы, решая исход битвы в пользу человека совершившего ритуал. Во всех этих случаях, представители тонкого плана действовали по заказу системы, причем такие инструкции как правило были автоматизированы и исходили от программы жертвенности.

С этой точки зрения, люди молились не богам, а искусственному стереотипу, и своими жертвами укрепляли связь с ним. Подобная тенденция оставалась в силе в течение миллионов лет, что привело к колоссальному усилению программы оправдывающей чувство боли. Поэтому несмотря на то, что в настоящее время ритуал жертвоприношения используется относительно редко, программа продолжает властвовать над коллективным сознанием людей. Исчезли лишь материальные проявления этого феномена, но на энергетическом уровне жертвоприношение совершается людьми при принятии практически каждого решения.

Для того, чтобы найти возможность ухода от такой манипулятивной программы, стоит рассмотреть положительные аспекты жертвоприношения. В далекой древности люди практически не испытывали боли, так как социальной системы еще не существовало, а законы природной среды не распространялись на человечество. В течение этой эпохи называемой сказочной, люди были свободны от программы жертвенности, так как у них не было поводов избегать обстоятельств своей жизни. Тем не менее, ритуалы подобные жертвоприношениям проводились, и заключалась в дарении материализованной эмоциональной энергии представителям тонкого плана.

Такими действиями люди удовлетворяли одну из важнейших потребностей энергетических сущностей, ведь бестелесные создания имели доступ к любым эмоциональным вибрациям, но при этом не могли прочувствовать их материальные свойства. Дарение плоти позволяло нематериальным сущностям сблизиться с физическими существами и понять их, поэтому проводя такие ритуалы люди способствовали взаимопониманию с силами тонкого плана. Для того, чтобы поделиться с ними каким-то веществом, людям не обязательно было его разрушать, достаточно было предоставить доступ к нему. Человек мог подарить духам природы яблоко, недавно переданное ему деревом, и соединившись с ним духи могли ощутить те эмоции, которые человек связывал с этим плодом.

При этом духи могли самостоятельно взаимодействовать с энергетической структурой яблока, ведь такая материя являлась частью природной системы, процессы в которой выстраивали эти существа. Однако такое общение не сулило этим энергетическим существам ничего нового, так как они сами закладывали вибрации в каждое явление, в том числе и поддерживали рост яблони. Но присутствие человека мгновенно преображало ход природных закономерностей, так как люди были переполнены желанием делиться и активировали эту потребность в других жителях Земли.

Поддержкой в такой эмоциональной щедрости была независимость человека от условностей природной системы, поэтому каждый человек был свободен от компромиссов. Увидев яблоню, человек любовался ее внешним обликом и ощущал гармоничность вибраций распространявшихся через ее плоды, тем самым он укреплял связь дерева с его собственными глубинными чувствами. По сути, человек отражал искренние эмоции этого существа, и тем самым помогал ему оставаться собой.

В знак благодарности дерево могло передать человеку один из плодов, в котором энергия этого создания содержалась в сконцентрированном виде. Человек восхищенный подарком, дополнительно привносил в него вибрации собственного восторга, тем самым уплотняя и обогащая переданные ему частоты. При этом для контакта с питательным фруктом не обязательно было его срывать, человек мог насладиться его энергетическим наполнением через зрительный и тактильный контакт, а также вдыхая его аромат. Питание происходило за счет резонанса эмоционального тела с тонкой структурой яблока, благодаря чему все частоты являвшиеся основой питательных веществ отображались в физиологических процессах человека.

По сути, материальный способ питания использующийся в настоящее время, является разновидностью жертвоприношения. При этом жертвой становится вещество потребляемое в пищу, которое используется биологическим организмом как транспортер вибраций нужных для жизнедеятельности. В сказочное время для передачи эмоциональных частот от одного существа к другому не нужны были транспортеры, и всеобщий резонанс обеспечивал прямой энергетический контакт. При этом материальное вещество использовалось для взаимодействия, однако оно являлось не транспортером, а усилителем частот, которыми одно существо желало поделиться с другими.

Яблоко является резонатором, с помощью которого дерево вырастившее его способно подарить свои переживания окружающим. При этом каждое существо соединившееся с этим плодом, будет усиливать волны вибрирующие в этом материальном теле и входить с ними в резонанс. В первую очередь, такой резонанс может быть запущен материальными созданиями, так как их тело также является усилителем любых эмоциональных частот.

Человеческое тело обладает особенной предрасположенностью для создания резонанса, так оно обладает необыкновенной энергетической свободой, по сравнению со другими материальными телами Земли. Несмотря на то, что людям по наследству от животных достались биологические инстинкты, эти программы не действуют настолько жестко, как в случае представителей природной среды. Человеческое тело не приемлет жесткие стереотипы, поэтому после окончания сказочной эпохи оно искало возможность сохранить свой творческий потенциал.

Существуя в социальных условиях, человек вынужден подчиняться навязанным тенденциям, в том числе и поддаваться программе жертвенности, укрепившейся не только в сознании, но и передающейся генетически. Однако энергетическое тело остается независимым от программ вызывающих болезненные ощущения, и хотя эти вибрации проявляются в состоянии человека, они не оставляют отпечатка в структуре эмоциональной оболочки.

Низкие частоты передаются человеку извне, и находят отражение лишь в программах его сознания, которые в свою очередь способны отдавать распоряжения эмоциональному телу. Но если чувственная сфера встанет в основу какого-то действия совершаемого человеком, то такое начинание может оказаться свободным от боли. В таком случае исчезнет необходимость избегания собственных переживаний, а значит человек испытывающий их сможет полноценно соединиться с ними и усилить за счет резонанса между двумя своими телами -  энергетическим и материальным. Затем такая эмоциональная волна может быть подхвачена другими существами окружающими человека, среди которых могут быть как люди, так и представители тонкого плана. Благодаря этому поступок человека совершенный в гармонии с собой, может стать пробуждающим импульсом для остальных землян.

В сказочные времена подобный импульс создавался каждым действием человека, и все человечество в целом являлось источником той сближающей силы, которая обеспечивала освоение жителями Земли пятого уровня сознания. Главным резонатором, позволявшим множеству существ найти контакт друг с другом, являлось тело человека. С этой точки зрения, яблоко которое созерцал человек, было для него лишь предлогом, чтобы передать окружающему миру свое состояние, а инструментом для этого являлось его собственная материя. С другой стороны, благодаря эмоциональному резонансу человеческое тело объединялось с яблоком, а значит они представляли собой один объект.

В человеческом восприятии стиралась граница между этими феноменами, благодаря чему вибрации обоих тел могли свободно циркулировать между резонаторами. Так человек запускал поток энергии, который мог распространиться намного дальше формальных границ и мог передаваться любым существам, желавшим приобщиться к возникшему состоянию. Духи природы наблюдавшие этот процесс, могли вложить в него свое вдохновение, и подключаясь к этому потоку они питали собственные энергетические тела. К этому действу также присоединялись и другие материальные создания в форме животных и растений, а также минералов и природных явлений. Всеобщее внимание привлеченное эмоциями человека, растворяло информационные границы между яблоней и окружающим пространством. Благодаря чему потоки ранее циркулировавшие в этом дереве, становились общим достоянием.

С позиций обыденного восприятия, такой процесс мог привести в оттоку энергии, а значит яблоня открывшаяся окружающему миру оказалась бы жертвой. Однако энергетические условия характерные для сказочной эпохи, обеспечивали легкость взаимной поддержки, и поэтому приводили к чувственному обогащению каждого существа общавшегося с другими. Существование каждого землянина в те времена, заключалось в открытом дарении себя окружающим, и такое бытие являлось полноценным предшественником современной жертвенности.

Единственная общая черта, которая объединяет чувственный резонанс и феномен жертвоприношения, заключается в силе переживаний. Ощущая себя жертвой обстоятельств, человек может утешать себя возможностью действовать ради благополучия других людей, и тем самым позволит своим эмоциям течь широким потоком. Такую возможность оставляет система заинтересованная в укреплении программы жертвенности, поэтому позволяет энергетическому телу резонировать в полную силу в том случае, если в качестве предлога используется компромисс.

Чтобы обойти это ограничение, человеку стоит создать такой контакт с внешним миром, который будет создан помимо обыденных задач. В целом, состояние жертвы оказывается сильно в тех случаях, когда человек ощущает себя полностью захваченным обстоятельствами своей жизни. Повседневная жизнь большинства людей существенно формализована, и оставаясь в ее рамках сложно проявить искренний интерес к происходящему, который мог бы создать предпосылки для открытого чувственного контакта. Однако как только человек уходит от обыденных стереотипов, часть его восприятия высвобождается для постижения подлинной реальности.

Каждый человек ощущает такую свежесть переживаний в момент принятия нестандартных решений или при получении новых впечатлений. В такие мгновения эмоциональное тело освобождается от полей системы, питающих его низкими вибрациями, и способно создать оживляющий импульс направленный вовне. При этом стоит учесть, что все окружающее пространство в целом пока не готово к принятию таких подарков, так как большинство жителей Земли находится под воздействием программы жертвенности.

Если какое-то существо еще не готово отказаться от позиции жертвы, то яркие переживания переданные ему человеком, вызовут в его сознании лишь диссонанс. Подобное негодование возникнет вследствие влияния программы жертвенности, которая ради восстановления контроля над ситуацией постарается атаковать раскрывшегося человека через подчиняющееся ей существо. Вследствие этого, волна положительных эмоций начавшая распространяться за счет резонанса, может рассеяться вследствие отрицательной реакции существ не готовых к открытому взаимодействию.

Чтобы обойти это препятствие, эмоциональную связь можно устанавливать точечно, пробуждая своими чувствами отдельных существ. Ощущая особенную ясность и чистоту восприятия благодаря свежим впечатлениям или недавним открытиям, человек может передать поток этих эмоций своим близким, или мысленно напитать им любой понравившийся объект. При этом точкой контакта может стать то существо или явление, на которое обращено внимание человека.

В моменты прояснения эмоционального восприятия, чувствование окружающего мира особенно точное, и человек наблюдает не только физические детали, но также чувствует вибрации излучаемые ими. Для того, чтобы передать такому существу эмоциональный импульс, достаточно найти лишь нюансы его внешнего вида, которые вызывают у вас восхищение или другие приятные для вас эмоции. Высокие вибрации передадутся материальному созданию или объекту, и станут для него энергетическим питанием, а также запустят резонанс между телом человека и этим существом.

Стоит отметить, что живой основой обладает любой материальный объект, так как состоит из вещества Земли, сохранившего в своей структуре память о всеобщей чувственной близости, которую испытывали земляне в сказочную эпоху. Эмоциональный резонанс некогда запущенный людьми, разбудил каждую частичку материи, и вне зависимости от своих внешних признаков она содержит живое начало. Более того, такая жизненная основа была заложена создателями планеты, а люди помогли ей проявиться. Энергетические сущности не имеющие физического тела, также могут внести свою лепту в процесс оживления. Тем не менее, инициативу в таких начинаниях легче проявить людям, и тогда бестелесные существа вспомнив о своих исконных возможностях, смогут поддержать этот процесс.

Дело в том, что настоящее время система превратила многих представителей тонкого плана в своих исполнителей, что не позволяет им действовать в соответствии со личными глубокими потребностями. Их существование заставляет отказываться от пользования собственными чувствами, поэтому большая часть энергетических сущностей воспринимает мир на ментальном уровне. Несмотря на то, что бестелесные создания способны привнести свои вибрации в физические явления, воздействие социальных полей пресекает эту возможность.

Такое бесчувственное бытие тоже является проявлением программы жертвенности, и представители тонкого плана уподобляются тем мастерам, которые ради укрепления силы намерения притупляют свою чувствительность. То есть энергетические сущности невосприимчивы к эмоциональной боли, что позволяет эффективно выполнять задачи вверенные им системой.

В сказочные времена жителям Земли не было смысла блокировать свою чувствительность, и энергетические существа могли наполнять своими эмоциями  каждый материальный объект. Побуждением к этому становился импульс со стороны человека, открывавший представителям тонкого плана глубокие переживания того живого существа, которым любовался человек. Приобщаясь к этим ощущениям, бестелесные создания дополнительно усиливали живую основу наблюдаемой материи и помогали ей проявить свои подлинные свойства. Благодаря такой совместной поддержке, любой природный феномен мог выйти за пределы обыденных условностей, и реализовывать личные желания в своём внешнем виде. Так при сотрудничестве людей и представителей тонкого плана природа претерпевала трансформацию, обретая желанный облик.

Каждое такое превращение можно считать подарком, который жители Земли дарили природной среде, в то время исполнявшей роль нынешней системы управления. Подобный древний процесс трансформации является предшественником современных ритуалов жертвоприношения, также приводящих к изменению внешней формы существ или объектов. Несмотря на то, что в настоящее время жертвоприношению сопутствует боль, связанная с разрушением или убийством материальных существ, такие обряды связаны с потребностью их участников изменить структуру земного вещества.

Предавая огню материальную ценность, человек подсознательно стремится очистить ее от информационных ограничений, закрепостивших ее внешний облик. Люди чувствуют противоречие между физическими признаками каждого объекта и его глубинным наполнением, а огонь символизирует желанную трансформацию, которую могло бы претерпеть существо олицетворяющее эту материю. Точно такую же роль играет физическая смерть, позволяющая живому созданию начать новое воплощение, а значит трансформировать свой внешний облик.

Источником изменений также является водный поток, которому часто предают тела существ, умерщвленных во время ритуала. Подобные подходы появились вследствие того, что по окончании сказочной эпохи люди искали возможность снова прикоснуться к трансформирующей силе которой они обладали ранее. Это чувство пробуждается в человеке при воспоминании о собственной смерти, поэтому наблюдение скоротечности жизни способно активировать врожденный энергетический потенциал.

Огонь и текущая вода являются одними из наиболее активных потоков природной энергии, поэтому приобщаясь к их силе, человек также может пробудить и собственные возможности. Дополняя такой процесс явными признаками смерти, человек высвобождает свое восприятие из оков обыденности, заставляющих его дремать в полуосознанном состоянии.

Можно сказать, что ритуалы жертвоприношения дошедшие до наших дней, использовались древними людьми для восстановления собственных возможностей, направленных на трансформацию окружающей действительности. Разрушение или убийство являлось вынужденной мерой, шокировавшей наблюдателя и обеспечивавшей сдвиг в его сознании. Благодаря этому программы навязанные человеку системой и блокировавшие его восприятие, временно выходили из строя, что позволяло ему запустить эмоциональный резонанс.

Подобный положительный эффект достигался при сложении множества факторов, обеспечивавших чистоту ритуала жертвоприношения. Для этого существо приносившееся в жертву, должно было полностью разделять намерения других участников процесса и не считать свою роль вынужденной. Если обряд заключался в сжигании плодов, то растение могло передать эту плоть в качестве подарка. Если же трансформирующая сила обеспечивалась смертью животного или человека, то такой организм должен был обладать полной осознанностью относительно тех изменений, которые должны были произойти с его телом.

Шаманы осуществлявшие ритуал, могли годами готовить будущих жертв, рассказывая им о процессах протекающих после физической смерти. Тем самым они освобождали физическое существо от страха, а вместе с ним уходила и физическая боль, главным источником которой является боязнь смерти. Взаимосвязь между болью и страхом смерти, можно легко усмотреть на примере биологических рефлексов, которые созданы природой для того, чтобы минимизировать риск летального исхода. Боль в каком-то органе говорит о неполадках в его работе, которые могут привести к непоправимому сбою во всем организме, приближающему момент смерти. Если человек не боится окончания жизни, то многие безусловные рефлексы утрачивают свою силу. Однако чтобы подобное очищение произошло полностью, необходимо провести перестройку структуры биологического тела, затрагивающую в первую очередь нервную систему через которую передается чувство боли.

Нервная система тесно взаимосвязана с вибрациями энергетического тела, и пребывая в желаемом состоянии человек может перестроить нервные связи в соответствии со своими потребностями. Именно такую работу проводили шаманы с существами готовящимися стать жертвами, и эта подготовка заканчивалась только тогда, когда организм полностью освобождался от ограничивающих рефлексов.

Поддержка шамана часто приводила к раскрытию сверхвозможностей такого существа, поэтому его сожжение становилось не смертью, а началом физической трансформации. Вследствие придания тела огню, оно разрушало прежние химические связи и создавало новые, а после ритуала обретало не только новый облик, но и множество новых качеств желанных для своего обладателя.

Нечто подобное могло произойти при убийстве подготовленного создания, которое таким образом лишь останавливало программы поддерживавшие его прежнюю жизнедеятельность, и высвобождало жизненную силу для осуществления трансформации. Процесс считающийся умерщвлением, на самом деле являлся шоком для биологического организма, позволявшим его хозяину воспользоваться этим замешательством в своих интересах. Поэтому после ритуала организм казавшийся умершим, мог ожить и начать подлинную жизнь, так как параметры его тела оказывались изменены в желаемом направлении.

Свидетели такой трансформации испытывали когнитивный диссонанс, что также позволяло им в значительной степени ослабить собственный страх смерти, и тем самым подготовиться к роли основного участника подобного обряда. Успех ритуала во многом зависел от коллективного состояния, и вера наблюдателей в возможность собственного освобождения от ограничивающих программ, многократно укрепляла состояние существа использовавшего свое тело в качестве подношения.

Этот подарок преподносился не только людям лицезревшим магическое превращение, но и представителям тонкого плана поддерживавшим такой процесс. Их поддержка заключалась в блокировке биологических программ, и ее чаще всего оказывали духи природы, пользовавшиеся этими инструментами для выстраивания природных явлений. Так как духи разбирались в устройстве биологических рефлексов и других стереотипов навязанных системой, то могли как усилить их, так и ослабить. В ходе своей подготовки к смертельному ритуалу, человек или другое физическое существо общалось с дружественными духами природы, которые объединяясь с вибрациями его энергетического тела обеспечивали постепенный процесс стирания программ. Эти же духи природы участвуя в обряде, поддерживали умирающего в том состоянии, которое позволяло ему направить высвободившуюся жизненную энергию на долгожданную трансформацию.

Такие процессы проводившиеся после окончания сказочной эпохи, впоследствии потеряли свою силу. Причина заключалась в том, что воздействие системы постоянно нарастало, что привело к усилению контролирующих программ. Духи природы которые способствовали ритуалам, оказались под строгим надзором своих эгрегоров, поэтому уже не могли отступать от природных законов и помогать физическим существам освобождаться от инстинктов. Одновременно с этим начала усиливаться программа жертвенности, которая с первого взгляда позволяла уйти от боли, поэтому к ней стали прибегать и существа готовившиеся к ритуалам. Решая лишиться жизни, эти создания становились героями в глазах наблюдателей, и такой точкой зрения они дополнительно укрепляли программу жертвенности.

Вследствие воздействия со стороны системы, ритуалы жертвоприношения изменили свой смысл, и данная точка зрения получила всеобщее распространение. При этом внешняя форма ритуалов имеет непосредственную связь с их первоосновой, но получив иное наполнение они играют скорее отрицательную роль, так как дополнительно фиксируют в сознании людей программу склоняющую к агрессии и жестокости.

Тем не менее, в будущем возможно возродить потенциал древних ритуалов, направленных на трансформацию вещества Земли. Для этого стоит уйти от внешней формы таких процессов, так как они превратились в жесткие шаблоны, непосредственно связанные с манипулятивной программой. Стоит обратить внимание на истинную цель ради которой древние люди проводили такие обряды, которая заключается в установлении эмоционального резонанса друг с другом и окружающим пространством.

Предпосылки для возрождения такой возможности заключаются в том, что современные контролирующие программы через некоторое время могут оказаться неактуальными. Причина в ослаблении давления космических полей на энергетическую структуру Земли, вследствие чего многие стереотипы навязанные земной цивилизации потеряют свою силу. Одной из таких программ является программа жертвенности, пришедшая в поле Земли с более высоких уровней.

В настоящее время, эта программа является одним из ключевых рычагов управления, так как узаконивает чувство боли. Боль как средство манипуляции привито землянам галактическими полями, эти уровни также являются источником программы жертвенности. Так как связь между галактикой и Землей будет ослаблена, то программа жертвенности потеряет своих хозяев и окажется в замешательстве. Человек же может воспользоваться этим сбоем для того, чтобы начать совершенствоваться в умении входить в резонанс с другими физическими существами.

С уменьшением интенсивности галактического воздействия многие древние программы так же ослабят свою хватку, при этом восприятие человека может стать чище, что обеспечит чуткость к глубинным вибрациям жителей Земли. Программа жертвенности в это время будет неактивна, поэтому не сможет блокировать резонанс между человеком и окружающим пространством.

Такой резонанс сможет возникать локально в тех местах, где обстановка располагает к чувственному сближению. Это может быть атмосфера дома, уголок природы особенно нравящийся человеку или компания близких друзей. В настоящее время резонанс может быть точечным и заключаться в обновлении отношений с отдельными людьми, а также с природными или социальными объектами вызывающими симпатию.

Для укрепления эмоциональной связи с каким-то материальным существом или явлением, достаточно передать ему положительные чувства связанные с ним. Внимательное отношение человека к этим переживаниям приведет их к усилению, а затем фокус внимания можно перенести на объект или процесс с которым связаны теплые ощущения, и тем самым произойдет передача импульса.

В частности, во время разговора с близким человеком может подняться волна особенно приятных чувств. Для того, чтобы направить эту положительную энергию на эмоциональное сближение, нужно предпринять два шага.

Первый шаг – концентрация на этих переживаниях, благодаря чему они не уйдут незамеченными. Для запоминания вибраций которые вы ощутили можно создать ассоциацию, позволяющую обратиться к этим ощущениям в любой момент времени.

Второй шаг заключается в том, чтобы передать положительные эмоции. Для этого соединившись с пришедшими вибрациями, нужно перенести фокус внимания на человека с которым общаетесь. Если разговор происходит дистанционно по телефону, то можно сконцентрироваться на голосе говорящего. Если же общение происходит через переписку, то можно представить себе этого человека пишущего строки вызвавшие волну тонких вибраций. Благодаря этому поток эмоций воодушевивший вас найдет своего адресата и станет украшением ваших отношений.

Такой подарок является энергетическим подношением, которое человек может сделать любому существу. В дальнейшем, благодаря ослаблению программы жертвенности, подобные единичные импульсы могут заряжать не отдельные объекты или явления, а все окружающее пространство. Так может проявиться истинное предназначение современных ритуалов жертвоприношения, которое заключается в поддержке землян при переходе на пятый уровень сознания.

С уважением,

Хранитель Энциклопедии.

Поделиться:

(Проголосовали: 9)

blog comments powered by Disqus