+79257985834

Захват сознания

Event thumbnail

О том, как осуществляются манипуляции над сознанием живых существ, и как освобождаться от таких влияний.

Теги:

Захват сознания 1Захват сознания – заполнение сознания программами, через которые возможно манипулировать действиями его обладателя.

Для описания принципов захвата сознания сначала нужно определиться с тем, что такое программы. Программа – это информационная схема, созданная на ментальном уровне, которая может быть считана сознанием живого существа и проявлена им в физической реальности. То есть программа – это план действий, который может быть создан либо его исполнителем, либо передан этому существу кем-то еще.

В первом случае программа отражает намерения ее владельца, и тогда ее присутствие в сознании такого существа оправдано. Во втором случае программа является инструкцией попадающей в сознание извне, и если такая команда создается по обоюдному согласию владельца сознания и сущности создавшей программу, то подобную программу можно также считать полезной. Однако часто бывает так, что программа неявно транслируется какому-то существу, которое становится неосознанным исполнителем этого поручения, и такая программа является способом скрытой манипуляции. Третий случай передачи программ, ведущий к незаметному контролю, является самым распространенным путем захвата сознания. Таким образом, захват сознания – это такой метод управления, когда существо на которое распространяется контроль не подозревает об этом.

Более того, захват сознания наиболее эффективен именно тогда, когда сущность отвлечена и не опасается воздействия. Для этого захватчики пользуются разными приемами, позволяющими расслабить свою жертву или отвлечь ее внимание, при этом часто в качестве приманки используется какая-то мыслеформа или образ, которые являются особенно притягательными для существа подвергающегося захвату. Здесь можно провести аналогию с рыбной ловлей: рыбе создают иллюзию легкой наживки, и она хватается за подделку, одновременно заглатывая в себя крючок. В такой момент внутри рыбы происходит внутренняя борьба: страх связанный с ощущением опасности и вызванный инстинктом самосохранения, подавляется чувством голода становящимся главным стимулом, что и приводит к печальному исходу.

Существо пользующееся захватом сознания действует точно также как рыбак: ему нужно создать такую приманку, которая возбудит в жертве непреодолимое желание и станет сильнее чувства страха, которое ощущается по отношению ко всему новому и непонятному. Более того, любая сущность интуитивно ощущает готовящуюся западню, и если она прислушается к своим чувствам, то не поддастся на соблазн. Однако если охотник воспользуется сильной и неудовлетворенной потребностью этого существа, пробудив ее и сделав особенно ощутимой, то все тонкие намеки идущие из подсознания забиваются безудержными и нескомпенсированными желаниями, которые заполняют все восприятие и заставляют жертву действовать, становясь исполнителем чужой воли.

Подобные необузданные желания – это программы, заложенные в сознание существа еще до его рождения, и они играют роль эффективнейших рычагов управления, необходимых для осуществления захвата сознания. Среди таких программ – чувство голода, чувство страха, боязнь холода, сексуальное желание, чувство ревности, влюбленность нередко становящаяся наваждением и выражающаяся в сильной привязанности. В целом, любое сильное чувство свойственное для современных людей, животных и представителей тонкого плана – это искусственная программа, являющаяся наживкой необходимой для осуществления захвата сознания.

Все эти программы можно считать разновидностью захвата сознания, применяемого практически ко всем жителем Мироздания уже очень давно, и поэтому со временем все сильнейшие эмоции стали считаться естественными. К этим эффективнейшим методам манипуляции можно также отнести чувства вины, обиды и гнева, которые могут вызывать состояние аффекта, когда человек не в состоянии контролировать себя и действует автоматически. К этим невольным реакциям также относятся сильнейшие положительные переживания подобные эйфории, находясь в которых человек действует неосознанно и оправившись от захвата удивляется неадекватности своих поступков. Таким образом, большинство сильных эмоций испытываемых людьми являются методами контроля над ними, и они играют роль отвлечений, не позволяющих заметить манипуляций над сознанием.

Манипуляция чаще всего заключается в возникновении инородной мыслеформы, не свойственной для мышления данного человека, но находясь под впечатлением сильных переживаний он не распознает подмены и начинает действовать, торопясь побыстрее выплеснуть переполняющие его эмоции. Когда кто-то обижен, на первый план встает само чувство обиды, а повод играет второстепенное значение, и человек может оправдывать свои ощущения любыми формулировками, но ему очень сложно абстрагироваться от оказываемого на него воздействия, адекватно восприняв случившееся. В результате жертва воздействия может начать обвинять того, с кем связаны неприятные мысли и предпринимать дисгармоничные шаги, травмирующие обоих участников этого взаимодействия.

При этом сам инициатор конфликта как правило находится в тени, им может быть представитель тонкого плана использующий этот инцидент для отбора энергии или стремящийся навязать свою волю тому человеку который подвергся атаке, жертве захвата сознания. Кроме того, неявным манипулятором может стать человек, который передав своей жертве негативную точку зрения на третьего человека, может влиять на него по цепочке. При этом сам человек подвергшийся захвату просто передает поток вибраций использующийся для атаки, и может даже до конца не ощущать травматичность этих эмоций для того, кто стал конечной мишенью. Причина такой нечувствительности к собственным эмоциям связано с тем, что жертва захвата действует автоматически, и у нее просто нет возможности осознать собственные переживания.

С одной стороны, такая зависимая позиция не позволяет существу подвергшемуся захвату реализовывать собственные цели, и многие его намерения оказываются искажены. С другой стороны, испытав захват жертва лишается болезненных переживаний, которые она могла бы испытать из-за ощущения собственной беспомощности и зависимости от чужой воли. Можно сказать, захват сознания стал таблеткой от боли, которую с радостью принимает большинство представителей Мироздания для того, чтобы стать нечувствительными к дисгармоничному воздействию оказываемому на них.

Любое сильное или негативное переживание транслируемое существу заставляет его спрятаться, и в целях защиты оно начинает искать возможность перевести внимание. Одновременно с возбуждением у жертвы сильной эмоции, ей дается повод для действия, на которое возможно направить все восприятие и благодаря этому абстрагироваться от неприятных ощущений. Как правило, действие предоставляемое в качестве спасения, четко ассоциируется у жертвы с испытываемым дискомфортом, и поэтому такое существо активизируется без промедления, забывая проанализировать свой поступок.

Рыба клюющая на крючок беспрестанно испытывает голод, и это чувство уже стало настолько привычным, что животное его не замечает. Однако пребывая в постоянном напряжении рыба стремится его ослабить, и как только появляется внешний раздражитель говорящий о возможности утолить голод, это существо начинает действовать бессознательно. Подчинившись своему инстинкту и утолив голод, рыба временно снимает с себя напряжение, и поэтому такое действие несказанно желанно для нее. Подобное облегчение ощущается любой жертвой захвата сознания, и пойдя на навязанный шаг она временно улучшает свое самочувствие до тех пор, пока ее сознание не станет инструментом для осуществления очередного воздействия на третье лицо.

Многие обидчивые или раздражительные люди часто не могут держать в себе неприятные ощущения, и вылив их на объект подвергающийся воздействию, они временно успокаиваются. Как было уже сказано, мысль побуждающая человека действовать агрессивно или дисгармонично, может быть абсолютно любой, и она является лишь поводом для того, чтобы освободиться от мучительного переживания. Человек предпринимающий такой шаг прячется от собственных чувств, так как перестает ощущать их и тут же направляет их в вовне, проявляя их в разговоре или в каком-то другом физическом действии.

Таким образом, действие является главным инструментом для ухода от негативных переживаний, и более того, этот инструмент может быть использован для освобождения от самого захвата сознания. Главное, что нужно сделать при ощущении энергетического воздействия – перевести внимание, и в целом человек сам волен решать, куда именно он направит свое усилие. В обыденной жизни хорошо известен прием ослабления чувства гнева, который заключается в простом дыхании, на которое можно переключить внимание испытав сильное раздражение, и тогда это чувство постепенно уходит вследствие отсутствия своей реализации. Заядлые курильщики стремящиеся освободиться от своего пристрастия используют специальные предметы, тактильный контакт с которыми помогает переключить внимание и ослабить влечение.

Если обобщить все вышесказанное, можно констатировать следующее: захват сознания осуществляется с помощью любой сильной эмоции, испытывая которую существу сложно бездействовать, и первое желание ощущаемое им часто является навязанным, ведущим к реализации намерения захватчика. В то же время, существо подвергшееся захвату может пойти на ответный маневр и вложить свои усилия в иное действие, не лежащее на поверхности его сознания, тем самым не дав реализоваться манипуляции. В таком случае пришедшая эмоциональная волна может даже сослужить пользу и станет просто источником энергии для осуществления какого-то совершенно другого плана, а замыслы захватчика не будут воплощены.

Испытав раздражение, вместо того чтобы начать ругаться с супругом, человек может отправиться на пробежку, трансформировав охватившее его сильное чувство в физическую энергию, способствующую поддержанию хорошего самочувствия. Ощущая вину, человек пожелает исправить собственные поступки, которые под впечатлением сильного чувства покажутся ему серьезным недоразумением. Однако если он отложит подобные действия и направит внимание на другие события своей жизни, то волна возбуждения постепенно уйдет, и обретя более чистое восприятие человек увидит неадекватность своих прежних намерений. То есть несмотря на то, что находясь под воздействием человек переполнен эмоциями, лучший способ освободиться – это будто не замечать их, не подаваясь на соблазн использовать их. 

С первого взгляда, человек решивший пробежаться в целях ослабления своего гнева воспользовался своими негативными переживаниями, однако на самом деле он активировал свой собственный запас силы, и пришедшая волна энергии просто помогла ему сделать подобный шаг. Когда человек ощущает воздействие извне, заключающееся в передаче ему сильной эмоции, он способен ответить на это влияние, перенаправив или рассеяв этот импульс. До тех пор пока не существует внешнего влияния, многим людям сложно активизировать собственную жизненную энергию, они буквально не имеют точки опоры для приложения своей силы. Любое дисгармоничное чувство пробуждающееся в человеке, основано на его собственной энергии, и эгрегоры стимулирующие подобные переживания действуют лишь на уровне программ – информационных конструкций с рождения присутствующих в сознании человека и являющихся основой для осуществления манипуляций. То есть эмоциональная волна ощущаемая человеком подвергающегося захвату, генерируется им самим, а воздействие заключается в простом информационном сигнале передающемся сознанию и пробуждающим энергетическое тело. Таким образом, состояние аффекта в которое попадает существо, обеспечивается за счет четкой взаимосвязи между манипулятивной программой и эмоциональным телом, которое становится главной мишенью приходящего сигнала и переполняясь переживаниями, заставляет жертву действовать.

Однако это существо может воспользоваться своей активацией по-своему, направив усилие в иное русло. При этом если в качестве шага будет выбрано действие, являющееся прямым продолжением испытываемого ощущения, то вибрация использующаяся для захвата сознания будет только усилена и отпечатается в сознании существа, сделав его еще более восприимчивым к такому воздействию. Человек ощущающий гнев и не желающий ссорится с близкими, может начать бить посуду или предпримет другой акт разрушения, и с первого взгляда ослабит свое негативное чувство. Однако такой поступок будет совершен на поднявшемся раздражении, и в сознании укрепится соответствующая привычка, заставляющая выливать агрессию сразу после появления отрицательной эмоции.

По сути, в данном случае человек ведет себя подобно рыбе, хватающейся за крючок из-за невозможности справиться с сильнейшим чувством голода управляющим ею. Возможно, если бы рыба имела достойную альтернативу приложения своих усилий, то смогла бы освободиться от ловушки, в которую попало ее сознание. В некоторых случаях освобождение действительно наступает, и для рыбы спасением является другой сильный стимул, временно блокирующий чувство голода. Рыба может испытать ощущение страха вследствие близости хищника, или начать защищать свою мнимую добычу от конкурента, на время отведя внимание в сторону. В это время на крючок может попасться другая жертва, или поплавок увлекаемый течением отнесет крючок в заросли тростника, где он станет недоступен для рыб.

Этим сравнением я хочу показать, что за время промедления жертвы может произойти множество событий, которые не позволят ей польститься на приманку. В большинстве случаев захват сознания успешен только вследствие неотложного действия существа испытывающего воздействие, а если оно временно переключает внимание, то возвратившись к навязанному желанию способно заметить его искусственность. Рыба временно отвлекшаяся на противостояние с другими претендентами на добычу, вернувшись к объекту своей страсти может заметить поплавок висящий невдалеке, что вызовет подозрение и нежелание отведывать такое угощение. Ранее, когда рыба только увидела приманку, в ней сработал безусловный рефлекс не требовавший отлагательств, но так как этот стимул был прерван другим инстинктом, то он уже потерял свою силу и помог потенциальной жертве более здраво оценить ситуацию.

Возможно, в случае животных подобный инструмент ухода от воздействия применим лишь частично, так как большая часть их действий построена на рефлексах, и они практически не способны осознавать себя. В случае же людей, безусловные рефлексы в значительной степени контролируются сознанием, и человек способен ослабить любое чувство, для животных являющееся бескомпромиссным методом воздействия. В качестве примера можно привести сексуальное влечение, которое заставляет самцов буквально атаковать самок, забывая обо всем происходящем вокруг. Мужчина же испытывающий сексуальное притяжение к женщине, может отказаться от желания действовать безрассудно и способен перенаправить своё внимание в другую интересующую его сферу.

Впоследствии, снова встретившись с пленившей его женщиной, он может обнаружить что она уже не настолько привлекательна как при первом знакомстве, что связано с ослаблением безусловного рефлекса. С другой стороны, для многих мужчин возможность действовать без промедления особенно приятна, так как тем самым они прокатываются на волне своей страсти. Стоит отметить, что энергия поддерживающая в людях сексуальное влечение является очень богатой и чистой, и является основой для многих других светлых переживаний испытываемых в жизни. Эта энергия является ничем иным, как жизненной энергией самого человека, естественная потребность которой – жить в полную силу и проявляться вовне как можно ярче. Однако на это желание наслаиваются врожденные программы, являющиеся либо инстинктами доставшимися от животных, либо социальными программами действующими сходным образом.

В частности, сексуальное желание в своей привычной форме является очень близким к инстинкту продолжения рода, распространенному в дикой природе. Если человек отказывается от необходимости мгновенной реализации этого чувства, то временно отменяет программу довлеющую над его существом и не позволяющую заметить красоту собственных переживаний, отражающих настоящую потребность стоящую за примитивным рефлексом. Мужчина не давший своей страсти проявиться автоматически, может еще долгое время пребывать в своём состоянии, наслаждаясь богатством его оттенков.

При повторной встрече с женщиной вызвавшей в нем такое чувство, он сможет вести себя уже более сознательно, проявляя свои переживания во многих гранях своего поведения. При этом мужчина начнёт самостоятельно проявлять свою энергию, так как будет непосредственно ощущать ее в своих словах и действиях, а значит в меньшей степени будет подвергаться воздействию тех эгрегоров, которые ранее стремились манипулировать им. Если бы мужчина начал действовать неосознанно, то возможно добился бы успеха, и его ухаживания привели бы к желанной ночи любви. Однако начав действовать в программах, мужчина запустил бы целую цепочку причинно-следственных связей, в которых он бы являлся простым исполнителем и не мог бы сознательно управлять своей энергией. Пользуясь стандартным форматом ухаживаний, большинство любовников отдают свои эмоции эгрегорам поддерживающим их, и хотя формально являются успешными, не способны глубоко переживать поток ощущений рождающийся у них.

По сути, становясь участником такого привычного сценария, мужчина подвергает свое сознание захвату и освобождается только после реализации цели, далее поставив галочку в послужном списке, он направляет своё внимание на других женщин. Таким образом, стандартные приемы ухаживаний являются эффективными, однако не позволяют любовникам всецело насладиться своими переживаниями. Причина в том, что эмоции любовников захватываются привычными программами, которые используются для отъема жизненной энергии людей. Если у человека получается отойти от шаблонов, то ему буквально необходимо осознавать свои тонкие ощущения, которые могут подсказать ему новый формат действий, уместный для реализации его потребностей.

Уходя от необходимости использовать наиболее распространенные программы, человек может попасть в свободное пространство своих ощущений, где еще не создано программ. Такое состояние может стать поводом для опасений, так как не обладая привычными точками опоры, сознание будет искать зацепку чтобы обрести стабильность и получить ощущение защищенности. В результате пустив себя в свободное плавание ведущее к поиску новых программ, человек может быстро вернуться назад к уже изведанным механизмам для осуществления цели.

Отчасти страх перед неизвестностью оправдан, так как человек отказавшийся от социальных программ оказывается в полной пустоте и просто лишается возможности конструктивно действовать. Однако решившись на творческий поиск, человек может найти нестандартные приемы реализации своих желаний, которые не лежат на поверхности и не используются большинством. В целом, люди пока не в состоянии придумать абсолютно новых программ, так как для этого требуется перестройка всей социальной системы определяющей условия вашей жизни. Тем не менее, человек начавший исследовать свои эмоции, способен подбирать наилучшую программу из всех существующих, наиболее уместную для осуществления своей цели. Отказываясь от мгновенного и неосознанного реагирования на внешние стимулы, человек сам становится манипулятором программ, превращая их из инструментов воздействия в приемы осуществления целей. Благодаря этому программы могут занять свое достойное место, заключающееся в поддержке действий людей и упрощению любой задачи.

Предназначение любой программы – быть помощником для осуществления какого-то сценария, при этом существо использующее программу может переложить на нее часть ответственности и благодаря этому высвободить своё внимание для других задач.

С одной стороны, именно перекладывание ответственности на программы привело ко всеобщему захвату сознания, которое сейчас наблюдается в Мироздании и проявлено в подверженности большинства существ стереотипам, за которыми они нередко не могут прочувствовать свои подлинные переживания. С другой стороны, если бы нашлась возможность использовать каждую программу по своему назначению, передав ей наилучший эмоциональный стимул, то она бы стала применяться адекватно, и ее действие не приводило бы к захвату сознания.

Любая программа находящаяся в сознании какого-то существа, работает на энергии своего хозяина, и поэтому заинтересована в притоке эмоций. Во многих случаях сильные переживания способные стать инструментом для захвата сознания, вызываются самой программой, которая желая действовать активирует в человеке стандартную реакцию, находящуюся в зоне влияния этой программы. Сексуальное влечение вызвано инстинктом размножения, и эта сильнейшая программа действует в стремлении проявиться, но за неимением достойных форм реализации воплощает себя весьма примитивно. Однако  если человек откажется от мгновенного реагирования на эмоциональный стимул, то позволит своим чувствам раскрыться более полно, и такие переживания могут стать более тонким руководством для программы, позволяющей человеку сблизиться с возможным партнером.

Программа реализующая сексуальное возбуждение проявляется в качестве примитивного инстинкта вследствие того, что ее саму используют крайне ограниченно. Применение инстинкта можно сравнить с использованием во время ухаживаний молотка или бронебойного орудия вместо нежных прикосновений и чувственных взглядов, которые в данном случае более уместны. Та же самая программа заставляющая многих людей потерять голову в порыве своих чувств, могла бы реализоваться более творчески, и хотя пока она не в состоянии открыть человеку полную свободу в проявлении сексуальной энергии, но способна стать намного более гибкой и приятной в использовании.

Игнорируя первый стимул заставляющий действовать неосознанно, человек открывает в этой программе новый пласт, который реализуется в появлении новых вариантов для действия. Многие ограничения могут быть сняты благодаря тому, что человек станет более разборчивым в собственных чувствах и создаст более точный импульс для программы поддерживающей его начинания. Предпринимая моментальное действие, человек часто делает свой эмоциональный импульс слишком спрессованным и оттого грубым, что и выражается в реализации примитивных сценариев. Отказ от неосознанных действий помогает человеку приобщиться к своим внутренним переживаниям, и ощутив их в достаточной степени, найти более удачную форму выражения той самой программы, которая ранее могла стать инструментом для захвата сознания.

Таким образом, любая программа находящаяся в сознании человека может стать предпосылкой для захвата, который проявится в сильном переживании заставляющем действовать. Такая программа реализуется сразу на всех уровнях бытия – ментальном, эмоциональном и физическом. Ментальное проявление программы – мыслеформа являющаяся формальным объяснением необходимости действовать, и в случае обиды она выражается в укоре по отношению к другому человеку, в случае сексуального желания проявляется в соответствии объекта страсти воображаемому образу идеального любовника. На эмоциональном уровне такая программа активирует целый спектр разнообразных ощущений, основанных на жизненной энергии человека, позволяющей ему проявляться очень разнообразно и творчески.

По сути, на энергетическом уровне программа действует чисто и неискаженно, и могла бы стать хорошим помощником для человека, если бы ментальная настройка не содержала ограничений. Мыслеформа создающаяся программой накладывается на поток ощущений подобно печати и искажает его, что и приводит к дисгармоничному действию. Захват сознания осуществляемый при использовании программы заключается как раз в том, что человек проигрывает строгую цепочку: опускает мыслеформу всплывающую в его сознании на уровень эмоций, напитывает ее своей жизненной энергией, что дает ей силу на физическую реализацию. Если человек сможет абстрагироваться от мыслеформы искажающей его восприятие, то он прервет нежелательную взаимосвязь, и его жизненная энергия не получит негативного проявления.

То есть главный принцип ухода от воздействия – перестать ассоциировать пробудившийся поток энергии с мыслеформами пленившими сознание. В момент активации программы сознание человека действительно захвачено, однако у него остается право решать – реагировать на воздействие или нет. Связав свои переживания с возникшими мыслями, человек уже активирует цепочку ведущую к захвату не только на ментальном уровне, но и на энергетическом, за которым может последовать физический захват заключающийся в осуществлении навязываемого сценария.

Как правило, воздействие сторонних сил стремящихся манипулировать человеком заключается в передаче его сознанию определенной мыслеформы, уделяя внимание которой он способен проявить свои эмоции побуждающие его действовать. Чтобы такая мыслеформа оказалась действенной, она должна цеплять жертву и провоцировать ее на эмоционирование, поэтому специально формулируется в наиболее колкой и будоражащей форме. Именно такие мысли часто становятся поводом для обиды, и можно сказать что человек обижается не на внешние обстоятельства, а на собственные суждения.

То же самое происходит в момент пробуждения необузданной страсти, когда мужчина подначивает себя словами: «Она та самая, она мой идеал! Мне не нужно никого, кроме нее!» Категоричность подобных утверждений не оставляет человеку свободы выбора, и связывая эти манипулятивные мысли с глубиной своих чувств, ему приходится действовать. Если же в восприятии удастся провести четкое разграничение между примитивными мыслеформами, и переживаниями несущими в себе весь набор ощущений, то возможно значительно обогатить свои чувственные проявления и прийти к новым формам реализации желаний. С этой точки зрения, любая сильная эмоция обычно являющаяся приманкой для осуществления захвата сознания, является самым ценным что есть у людей, а полноценное изучение этих переживаний позволяет проявить их подлинную красоту и уйти от примитивных методов действия, навязываемых системой в целях контроля.

Захват сознания осуществим только в том случае, если существо заставляют действовать необдуманно и проявлять нечуткость к окружающим, тем самым притупляя чувствительность к самому себе. Однако если помнить про ценность внимательности к собственным переживаниям, то возможно раскрыть любую эмоцию внутри себя, сделав ее особенным украшением своей жизни. В таком случае сексуальное влечение станет источником вдохновения и щедрости чувств, обида может превратиться в ощущение близости, ярость – в огромный источник энергии для действия.

Любая эмоция проявляющаяся дисгармонично способна проявить свою светлую сторону, однако в настоящее время далеко не все они могут легко трансформироваться. Такие эмоции как страх, вина, обида и агрессия являются универсальными способами манипуляции и используются в масштабе всего Мироздания, поэтому возможность испытать их по-иному зависит от изменений на глобальном уровне. В настоящее время уместно просто абстрагироваться от этих переживаний, и в момент захвата сознания стоит воспользоваться единственной частью своего бытия, которая еще не находится под контролем – физическим телом.

Наличие дисгармоничного чувства говорит о том, что захвату сознания подверглось не только ментальное тело, но и эмоциональное, поэтому освобождение от захвата не может быть осуществлено путем раскрытия подобных эмоций. Пребывание в  этих чувствах только приумножит их, а значит приведет к усилению нежелательных проявлений программы, запустившей этот процесс. В таком случае главный способ уйти от захвата – выполнить действие отвлекающее от неприятных впечатлений. В качестве отвлечения подходит такой прием, который позволяет максимально сконцентрироваться на телесных ощущениях, что поможет абстрагироваться от мыслей и переживаний являющихся инструментом воздействия. Еще один способ уйти от захвата сознания – максимально переместить внимание вовне, начав разглядывать детали окружающих явлений. Исходя из этого, одним из лучших методов переключения может стать физическая активность требующая внимательности к происходящему, например пробежка, игровые виды спорта и любой вид активного отдыха.

Таким образом, главный прием ухода от захвата сознания – это отвлечение внимания, позволяющее ослабить влияние программы, которая применяется эгрегором осуществляющим воздействие. Программа активирует энергетическое тело человека и генерирует мощный поток эмоций, вовлекаясь в который человек буквально теряет себя, забывая о прежних планах и намерениях. В большинстве случаев такие переживания являются дисгармоничными и навязываются либо для отбора жизненной энергии через эмоционирование, либо этот поток энергии направляется на другого человека или процесс в целях манипуляции им. Сам же человек подвергшийся захвату может не ощутить оттока энергии и неадекватности своих действий, так как в этот момент испытывает сильное состояние, которое может показаться даже приятным. Однако после освобождения от воздействия будет ощущаться упадок сил, так как подобное активное состояние было основано на личной энергии человека, а представители тонкого плана осуществляющие захват только инициировали процесс, передав сознанию своей жертвы мыслеформу, провоцирующую на проявление эмоций. Если такая эмоция является дисгармоничной, то лучший способ освободиться – переключиться на физический мир, на время забыв о мыслях и переживаниях пленивших вас.

Захват сознания также может сопровождаться приятными ощущениями, и такой замысел может быть еще более коварным, так как представители тонкого плана воспользовавшись расслабленным состоянием человека могут вложить в его сознание любые мысли, сделав его своим адептом. Осознать такой захват достаточно сложно, так как человек старается максимально продлить свои ощущения и не желает прекращать сладкий процесс. Главным критерием позволяющим распознать захват, является отсутствие свободы в принятии решений и узость фокуса внимания, когда человеку не дают возможность посмотреть на себя со стороны и осознать происходящее.

Достигается это путем постоянного воздействия приятными вибрациями, становящимися приманкой которую будто держат перед носом жертвы, заставляя слушаться своих захватчиков и не замечать ничего вокруг себя. Нечто подобное ощущает влюбленный, который не может думать ни о чем кроме своего партнера, или ученый настолько поглощенный своим исследованием, что не способен думать об остальных событиях своей жизни. Несмотря на положительные переживания, узость восприятия характерная для таких людей свидетельствует о том, что их сознание подверглось захвату. В случае влюбленного захват осуществляется эгрегорами поддерживающими социальные процессы сближения полов и формирование семей, а сознание ученого обычно подвержено влиянию организации обеспечивающей его деятельность.

Стоит отметить, что в некоторых случаях захват сознания играет положительную роль, например помогает мужчине сблизиться с интересной ему женщиной и создать надежную семью, или поддерживает ученого в проведении уникальных экспериментов, позволяя ему максимально сконцентрировать внимание на предмете и не отвлекаться по пустякам. В целом, захвату сознания подвержены все узкие специалисты, нашедшие себя в своем деле, не желающие или не имеющие возможности расширить круг своих интересов и навыков. Гармоничность такого захвата сознания можно оценить только с позиции индивидуального сознания, и человек развивающийся в узкой социальной нише, может сам спросить себя – насколько ему комфортно пребывать в таком состоянии? Возможно, подобный захват был предначертан еще до рождения, и планируя свою жизнь человек создал контракт с представителями системы способными продвинуть его, в реализации задач выбранных им на это воплощение. В таком случае захват сознания является гарантией, что в ходе своего развития человек не свернет с выбранного пути и доведет начатое до конца.

Подобный захват может продолжаться часть жизни, и выполнив условия договора с представителями тонкого плана, человек станет более свободен и сможет переключиться на другие интересы. Если развиваясь в узкой сфере и абстрагируясь от других областей жизни человек ощущает себя комфортно поддерживая высокие вибрации, то такой захват может считаться полезным. Если испытывая ограничения человек ощущает расстройство из-за отсутствия новых впечатлений, то стоит попытаться вырваться из такого захвата. Возможно, представители системы поддерживающие такого человека просто не обратили внимания на его ощущения и организовали только те события жизни, которые входят в условия договора. Совместив свою основную деятельность с развитием в других областях, человек получит новые точки опоры и выйдет из-под захвата.

В большинстве случаев, система блокирует только те попытки вырваться, когда человек полностью оставляет процесс захвативший его и перемещает внимание в другую сферу. Если же освобождение осуществляется путем расширения спектра возможностей, а прежнее увлечение или деятельность остается в поле внимания, то эгрегор осуществивший захват может не препятствовать подобным попыткам улучшить эмоциональное состояние.

Человек нашедший несколько новых увлечений, имеющих ценность для него, поможет себе развиваться многогранно и уже не захочет сужать фокус внимания до одной единственной задачи. В таком случае попав под влияние какого-то эгрегора, требующего предельной концентрации на ограниченных возможностях, человек будет испытывать дискомфорт и не поддастся на эти манипуляции. Поэтому возможность развиваться многогранно, постоянно расширяя круг своих интересов – наилучшая практика позволяющая уходить от захвата сознания, а также вовремя распознавать подобные дисгармоничные воздействия.

С уважением,

Хранитель Энциклопедии.

Поделиться:

(Проголосовали: 21)

blog comments powered by Disqus