+79257985834

Сопровождение на тот свет (глава шестая). Часть третья

Event thumbnail

О том, каким образом социальные поля влияют на процесс ухода человека из жизни, и как возможно исключить их нежелательное воздействие.

Категории:
Теги:

Проводы человека, готовящегося к смерти 

Ключевое значение в обряде провожания, проводившегося древними людьми, играло эмоциональное состояние сопровождающего. Его эмоции транслировавшиеся через ауру, становились поддержкой для личного эгрегора умиравшего и позволяли ему удерживать силу своего поля. Это поле становилось защитой для тех астральных миров, которые создавал человек при жизни и наполнял их своими лучшими переживаниями. Задача сопровождающего заключалась в том, чтобы настроить человека уходившего из жизни, на теплые воспоминания.

Образы содержавшие желаемые вибрации, становились призывом для астральных сущностей, способных обеспечить условия для процесса отпускания прошлого. Проводник мог напомнить умиравшему о тех деталях его жизни, которые имели для него ценность. Разговор становился отвлечением от возможного страха перед неведомым, который невольно испытывался при приближении смерти.

Стоит заметить, что древние люди относились к смерти как к празднику, так как она становилась для них долгожданным процессом несшим обновление и свободу. Эти люди жившие множество тысячелетий назад, были частично осознанны относительно смерти. Сведения о процессах сопровождавших умирание, могли передаваться людям от представителей тонкого плана с которыми они сотрудничали. Однако несмотря на то, что смерть не представлялась людям чем-то фатальным, они уже тогда не могли полностью отказаться от страха.

Страх транслировался социальной системой, которая прививая эту искусственную эмоцию, имела возможность контролировать процесс смерти через напряжение структуры человека. Воздействие распространялось со стороны эгрегора племени по той же схеме, которая используется современными эгрегорами. Так как в те времена социальные поля были намного слабее, чем сейчас, то и воздействие вибрациями страха было незначительным. Чтобы рассеять беспочвенные опасения умиравшего, провожатому было достаточно сохранять контакт с ним. При этом контакт не должен был быть навязчивым, так как назойливое присутствие могло отвлекать человека от воспоминаний и мечтаний, которым он хотел предаться. Проводнику нужно было выбрать такую степень контакта, чтобы человек чувствовал его присутствие, и при необходимости мог к нему обратиться.

В некоторых случаях контакт обеспечивался периодическим прикосновением к руке, или добрым словом. Контакт был необходим потому, что умиравший уже начинал погружаться в себя, забывая об окружающем мире. В том случае, если человек не боится смерти, подобное разворачивание внутрь себя можно считать благоприятным. Однако если страхи так и не разрешены, то обособление человека становится разновидностью бегства. Умирающий будто запирается в крепости своего тела, опасаясь даже смотреть наружу.

Тем не менее, подобный уход от взаимодействия не спасает от страха, так человек считает обстановку враждебной и пребывает в низких вибрациях. Оставаясь в напряжении, он делает свою структуру чрезмерно жесткой, что осложняет дальнейший процесс отпускания и усугубляет любое нежелательное влияние. Задача проводника – помогать умирающему сохранять контакт с физической реальностью. Ведь человеку уходящему из жизни достаточно чувствовать собственное тело. Если же связи с физическим телом нет, то вибрации страха могут полностью захватить восприятие человека.

Погрузившись своим вниманием в низковибрационный астральный мир, человек создаст с ним плотную связь, которая может играть решающее значение после смерти. Этот мир буквально вытеснит личные астральные миры человека и начнет в полной мере определять энергетическую обстановку процесса отпускания. Эгрегор, по заказу которого действует такой мир, станет монополистом, и получит возможность передавать структуре умершего свои настройки.

Стоит заметить, что в нынешнее время роль низковибрационных астральных миров захватывающих тело, часто играют миры ада. Эти миры могут действовать по заказу любого социального эгрегора, стремящегося получить монополию в посмертных процессах. В частности, если человек боится попасть в ад после смерти, то этот страх может стать средством захвата значительной части его структуры. Источником воздействия являются бесы, как правило являющиеся оболочками самого человека, оставленными им в поле Земли в прошлых жизнях. Бесы пускают в ход те отрицательные эмоции, которые испытывались человеком в прошлых воплощениях. Именно эти эмоции  подтолкнули его принять навязанные задачи, посредством которых он стремился закрыть старые долги перед собой или другими людьми. Аналогичное влияние ощущает на себе умирающий и в том случае, если не верит в ад. Различие лишь в силе воздействия, так как верующий человек усиливает воздействие бесов своими опасениями.

В случае религиозных людей, поддержкой становится присутствие священника. Эгрегор религии имеет контракт с представителями ада, заключающийся в разделении зон их влияния. Согласно контракту, бесы могут отнимать оболочки человека, которые становятся новыми жителями ада и укрепляют его возможности. Задача эгрегора религии – не позволить аду захватить центральную часть структуры человека, в которой находится душа и Сущность.

Возможность бесов отнимать оболочки даже приветствуется этим эгрегором, так как ускоряет процесс расформирования структуры. Ввиду этого, эгрегор религии не блокирует страх человека перед адом, а наоборот усиливает его. Страх религиозного человека стоящего на пороге смерти, реализуется в ментальной матрице и проникает в промежуточные оболочки, но не затрагивает центральную часть. Страх становится проводником для бесов, которые укрепив связь с внешними оболочками в конце жизни, забирают их себе после смерти. Таким образом, эгрегор религии использует бесов как катализатор процесса сворачивания.

В духовных течениях малых народов роль бесов играют голодные духи, оставшиеся от предков. Согласно древним верованиям, духи умерших сопровождают человека на тот свет. Отчасти это верно, так как голодные духи могут обеспечить связь человека с теми астральными сущностями, которые живут под землей и имеют контакт с мирами Земли. При этом голодные духи готовы стать проводниками за энергетическую плату, сначала подпитавшись энергией человека, а затем в качестве благодарности открыв проход в другие астральные пространства.

Шаманы проводящие ритуал провожания, должны договориться с голодными духами, чтобы они вовремя отпустили человека и не позволили ему зависнуть в их пространствах. Как правило, голодные духи слушаются шамана, так как от отношений с ним зависит приток энергии в их миры. Шаман проводя ритуал, может приглашать определенных астральных существ, которым доверяет. Если ему не нравится энергетический фон ритуала, то он вправе заменить представителей тонкого плана, пригласив астральные проекции других предков.

В целом, действия многих шаманов более осознанны нежели поступки священников представляющих мировые религии. Кроме того, эгрегор древней традиции имеет намного более слабое влияние, в сравнении с религиозным эгрегором, поэтому его захват не настолько силен. Вместе с тем, принципы используемые современными шаманами аналогичны подходам, применяемым эгрегорами религий. Эти приемы заключаются в облучении человека низкими вибрациями, являющимися стимулом для него быстрее завершить процесс сворачивания. Высокая скорость требуется для того, чтобы не позволить какой-либо сторонней силе внедриться в процесс и внести свои коррективы. Тем самым эгрегор организующий ритуал, сохраняет собственную монополию.

В древние времена, когда ритуалы провожания только появились, уже существовали эгрегоры духовных течений, создававшихся отдельными племенами. В каждой религии существовало свое поверье, которое подкрепляло страх человека перед смертью или олицетворяло собой темные силы. Формируя такой негативный образ, эгрегор учения обеспечивал свой контроль. Поддержка провожающего ослабляла этот контроль, так как помогала рассеять страхи. При этом провожающий действовал подобно тому, как священник исповедует человека перед смертью. Его задача заключалась в том, чтобы успокоить умиравшего и подкрепить его уверенность в возможности осуществить переход на тот свет наилучшим образом.

В каждой древней традиции были свои моральные принципы, придерживаясь которых человек считал, что получает привилегии после смерти. Общаясь с проводником, человек рассказывал о событиях своей жизни, делясь воспоминаниями о своих заслугах и тех поступках, которые можно назвать грехом. На ментальном плане провожающий оценивал эти поступки с позиции религии, тем самым позволяя соответствующему эгрегору участвовать в процессе. Однако на эмоциональном плане проводник был чист и делился своими искренними чувствами. Эти чувства сглаживали влияние многих программ и не позволяли умиравшему чрезмерно корить себя за промахи.

Похожим образом действует священник, который также может быть исполнен к верующему теплыми чувствами. Кроме того, поддержкой становится убеждение, что священник может отпускать грехи. При этом процесс отпускания грехов действительно происходит, ведь священник является прямым представителем эгрегора и своими словами проявляет то, что происходит на тонком плане. Тем не менее, эгрегор лишь временно закрывает вопросы тревожащие человека, так как он через них оставляет для себя возможности манипуляции в дальнейшем. Каждый вопрос считающийся грехом, заставляет человека испытывать вину и неудовлетворение. Располагая подобной информацией и пуская ее в ход, эгрегор религии может навязать человеку искусственные задачи, преподнося их как средство для закрытия старых долгов.

Древние люди провожавшие умирающего, также передавали эту информацию эгрегору своей традиции. Однако не являясь прямым представителем эгрегора, провожатый имел возможность свободно трактовать жизнь умиравшего. Кроме того, древние религии были основаны не на заповедях, подобных современным духовным законам, а на жизненном опыте людей. По сути, древняя традиция представляла собой набор подсказок, пользуясь которыми человек мог сохранять связь с природой и поддерживать высокие вибрации в общении с окружающими. Если живший человек находил новые приемы позволявшие жить в гармонии с представителями своего племени, то эти находки становились достоянием всех и передавались потомкам.

Таким образом, моральные принципы древних людей не были жесткими, они в значительной степени были основаны на взаимных договоренностях между членами племени. Провожатый общаясь с умиравшим, выслушивал его и с интересом запоминал подробности его жизни, так как среди них могли найтись уникальные приемы способные помочь ему в решении собственных вопросов. Получается, что в отличие от священника, проводник играл роль не судьи, а заинтересованного слушателя, поощрявшего его своими словами. Подобный подход позволял человеку уходившему из жизни, с вдохновением просмотреть пройденный путь и высветить своим вниманием наиболее ценные детали.

Такая беседа в большей степени напоминала дружескую встречу, нежели религиозный ритуал. Безусловно, что далеко не всегда этот процесс проводился перед самой кончиной, так как состояние человека могло быть осложнено болезнью, что не позволяло ему находиться в высоких вибрациях. Во многих случаях человек заранее выбирал себе провожатого и сближался с ним в ходе многих бесед, передавая ему свой опыт. Изначально сопровождающий мог не быть близким другом, но становился таким в ходе общения. Во многих случаях эту роль играл ребенок или молодой человек, который ощущал ценность в опыте пожилого и хотел к нему приобщиться. Можно сказать, что молодой человек становился учеником того, кто достигнув преклонного возраста, начинал думать о смерти.

Подобная связь могла возникать и намного раньше, ведь человек мог инициировать ее уже в среднем возрасте, ощущая желание поделиться накопленным жизненным багажом, идеями и мечтами. Часто такая связь создавалась естественным образом, в ходе общения представителей разных поколений. В частности, отец передавал свой опыт сыну, который при необходимости мог стать провожатым. Однако многие люди ощущали значимость передачи опыта не только в пределах семьи, но и распространения его среди представителей всего племени. При желании, старец мог собрать молодых людей и рассказать эпизоды своей жизни.

В таком кругу часто находился потенциальный провожатый, который ощущая особенный интерес к словам старшего, желал сблизиться с ним. Ценность такой связи заключалась в том, что пожилой человек получал возможность рассказать своему другу то, что не мог произнести в присутствии большинства, или рассказать родственникам. Некоторые детали жизни были источником сомнений, человек мог корить себя за эти поступки и возможно чувствовал вину перед членами своей семьи.

Изначально проводник был посторонним человеком и не имел с пожилым каких-либо трений, что обеспечивало чистоту их эмоциональной связи. Задача проводника заключалась в том, чтобы своим добрым отношением к пожилому человеку поднимать его по вибрациям. Рассказывая о событиях своей жизни и ощущая эмоциональную поддержку проводника, человек готовившийся к смерти мог пересмотреть многие свои поступки и отпустить негативные эмоции. Главная задача сопровождающего заключалась в том, чтобы выслушать старшего, при этом его искренний интерес и внимание становились основной поддержкой. Во многих случаях проводник вовсе отказывался от каких-либо оценок основанных на правилах морали, тем самым не позволяя эгрегору религии контролировать его отношения с собеседником.

Чистая эмоциональная связь между людьми становилась ключевой поддержкой на кануне смерти. Большинство вопросов которые могли стать причиной для неудовлетворенности, обычно бывали уже закрыты в предварительных беседах. Если бы проводника не существовало, то человек ощущая скорую смерть, возможно не справиться бы со своими страхами и начал бы сомневаться в уместности многих поступков совершенных при жизни. Умерев в расстройстве, он бы тем самым обеспечил доступ к своему телу астральных сущностей действующих на низких вибрациях, способных манипулировать им после смерти. Провожатый становился для умиравшего носителем положительной точки зрения на всю его жизнь, в свете которой любые страхи связанные со смертью теряли свою силу.

В процессе умирания контакт с физической реальностью ослаблялся. Погружаясь в себя, человек становился более впечатлительным, каждая мысль или внезапная эмоция могла вывести его из баланса. Ощущая же присутствие проводника, умирающий легко восстанавливал внутреннее равновесие и вновь входил в доверительное состояние, наполнявшее их отношения.

Во многих случаях связь с будущим провожатым выстраивалась в течение десятилетий, что обеспечивало глубокое взаимопонимание. Проводник мог считывать состояние умирающего по малейшим признакам, и если чувствовал понижение вибраций, то находил возможность приободрить друга или просто напоминал о своем присутствии, что уже становилось поддержкой. Подобный ритуал, заключавшийся в поддержании связи умиравшего с положительными воспоминаниями о жизни, обычно проводился вплоть до самого момента смерти.

Сопровождение человека после смерти

После смерти человека, проводник был единственным, кто имел доступ к телу и мог готовить его к посмертному ритуалу. Близкие имели возможность проститься с усопшим только на заключительном обряде, когда тело предавалось земле или получало поддержку со стороны другой природной стихии. Тем самым исключалась возможность эгрегора семьи контролировать процесс сворачивания структуры умершего. Во многих случаях, проводник находился около тела своего друга в течение нескольких дней и практически не отходил от него. Тем самым он поддерживал тело своей аурой и помогал личному эгрегору усопшего сохранять контакт с астральными мирами, созданными человеком при жизни.

Нескольких дней хватало на то, чтобы вокруг тела сформировалось защищенное пространство. Защита обеспечивалась ритуалами, осуществлявшимися проводником. Этот человек обмывал и одевал умершего, пел песни, которые тот любил при жизни. Провожатый мог втирать в тело умершего ароматические масла. Вещества впитывавшиеся в кожу умершего, содержали коды его личного эгрегора и усиливали связь с ним. Также могли возжигаться благовония, а тело умершего украшалось амулетами. Вокруг тела расставлялись ритуальные атрибуты, часто представлявшие собой предметы, которые особенно любил умерший человек. Все эти средства формировали вокруг усопшего отдельное пространство, которое становилось продолжением эгрегора его отношений с проводником. Так как в течение жизни эта связь обретала особенную глубину и качество, то и пространство создававшееся после смерти могло стать надежным и безопасным.

Обряды проводившиеся проводником, часто были основаны на религиозных традициях, а значит обеспечивали связь тела умершего с эгрегором религии. Однако исполненный чистых переживаний, проводник имел возможность нейтрализовать любую манипуляцию. Контроль со стороны эгрегора мог реализоваться только через отрицательные эмоции, тем самым он получал возможность подключить к пространству ритуала астральных сущностей действующих на низких вибрациях. Добрые воспоминания проводника о своем старшем друге позволяли ему сохранять качественное состояние, что и становилось главным средством защиты.

Чтобы исключить грустные мысли, проводник стремился действовать в потоке, полностью увлекаясь ритуалами. Часто обряды безостановочно проводились в течение трех суток, в течение которых проводник бодрствовал и практически не ел. Подобный режим позволял человеку отказаться от контроля со стороны биологических программ, являющихся основными источниками низких вибраций. Можно сказать, что трехдневный ритуал становился для последователя умершего положительным стрессом, позволявшим ему отказаться от всех повседневных программ. Воспользовавшись смертью друга как причиной для сбоя в собственной ментальной матрице, проводник исключал возможность влияния на свое сознание со стороны каких-либо социальных эгрегоров. Тем самым провожатый обеспечивал собственную ментальную чистоту.

Отсутствие манипуляций на уровне сознания, позволяло человеку с легкостью удерживать желаемое состояние и провести обряды подготовки тела к посмертному ритуалу на одном дыхании. После совершения подготовительных ритуалов, проводник мог покинуть тело. Сформированное им пространство обычно уже имело такую силу, что могло существовать вне его непосредственного присутствия. Более того, это пространство поддерживало и самого проводника. Поэтому возвращаясь к повседневным делам, провожатый как правило оставался в приподнятом настроении вплоть до заключительного ритуала. Если же он ощущал эмоциональный спад, то вспоминал о проведенном им обряде и исполнялся уверенности в благополучии человека, которого поддерживал.

Переход от древних ритуалов к современным

В более поздние времена роль проводников начали исполнять шаманы и жрецы. Подходы применявшиеся ими могли быть похожи на методы практиковавшиеся в глубокой древности. Однако мастера проводившие ритуалы, как правило не имели настолько глубокой связи с умиравшим, какую имел близкий друг или ученик. Вследствие этого, воздействие религиозного эгрегора распространявшееся через ментальный план, становилось более существенным, и тело умершего оказывалось под частичным контролем.

Такая тенденция усугублялась по мере передачи шаманам полных прав на проведение обрядов связанных со смертью. В последние тысячелетия с появлением мировых религий, продолжился процесс превращения проводников в формальных представителей социальной системы. Поначалу подобная тенденция имела в себе положительные стороны, заключавшиеся в систематизации положительного опыта, позволявшего людям качественно проводить обряды. Шаманы становились носителями этого опыта и передавали его своим ученикам. Впоследствии приемы имевшие ключевое значение, дали начало обрядам проводящимся в рамках современных религий.

Однако негативной стороной закрепления опыта стала его фиксация в виде четких канонов. Проводники же поддерживавшие своих близких друзей, обычно были свободны от жестких правил, они могли импровизировать в широких пределах. В целом, задача проводника заключалась в поддержании оживленной и доброй атмосферы, которая ранее сопутствовала общению с близким человеком. Провожатый мог шутить и смеяться, вспоминая интересные подробности их былых бесед. Подобная неформальная обстановка ритуалов обеспечивала творческий подход и не позволяла взаимодействовать автоматически.

Многие шаманы действовали похожим образом, они были необыкновенно свободны в выборе средств для проведения ритуала. Но если шаман близко не знал умершего, то пространство ритуала не имело прямой связи с телом, так как основывалось на чужих для него вибрациях. В связи с этим, поддержка шамана оказывалась слабее, чем добрый настрой друга. Чтобы усилить пространство и связать его с телом, шаману требовалось воздействовать на человека сильными эмоциями. Так ритуал становился более агрессивным, шаман мог кричать и действовать импульсивно, будто пугая духов собравшихся на обряде. Пуская в ход низкие вибрации, шаман становился проводником голодных духов, которые ускоряли процесс сворачивания структуры тела.

Связь этих существ с умершим выстраивалась на почве его страхов и сомнений, которые он не успевал отпустить в конце жизни. Далее эта тенденция более мощно проявилась в мировых религиях, где тема посмертных наказаний  получила особенное развитие. Привив верующим людям страх перед адом, эгрегоры религий сделали это пространство концентратором большинства голодных духов существующих на Земле и стали его использовать как ускоритель процесса сворачивания структуры человека.

Новая форма ритуалов сопровождения

Описав методы, использовавшиеся древними людьми для сопровождения умирающих, и их нынешнее оформление, теперь можно рассмотреть возможность возрождения подлинных возможностей провожатых.

Не исключено, что в ближайшие десятилетия современные религии испытают существенные изменения. Люди став чувствительнее, захотят пересмотреть устаревшую форму ритуалов используемых ныне. При этом ощущая ценность религиозных ритуалов, они не захотят отказываться от них полностью, но постараются уйти от воздействия со стороны мощных эгрегоров. Так люди могут начать проводить энергетические ритуалы самостоятельно. В частности, будут проводиться эксперименты с обрядами подобными исповедованию и отпеванию.

Информация изложенная в этой статье, поможет человеку исполнить роль проводника качественно. Вполне возможно, что данная тема позволит укрепить и связь между поколениями. Пожилые люди существующие ныне, хранят уникальный опыт человечества, который практически невозможно почерпнуть молодым из повседневной жизни. Причина заключается в активнейшей глобализации и цифровизации, прошедшей за последние несколько десятилетий. Можно сказать, что современная молодежь уже живет в виртуальной среде, тогда как старшее поколение остается в реальном физическом мире. Возрождение обрядов сопровождения поможет создать качественную точку контакта между поколениями, благодаря чему молодые люди смогут ощутить ценность потерянного ими опыта и встроить его в свою жизнь.

Наиболее естественный и простой способ передачи опыта – от дедов внукам. Связь через поколение часто намного более открытая и доверительная, нежели между соседними поколениями. Причина в том, что эгрегор семьи воздействует на человека в первую очередь чрез его родителей, ведь они играют ключевую роль в его воспитании. Дедушки и бабушки в большей степени освобождены от задач связанных с воспитанием, что исключает лишнее напряжение в общении с внуками и позволяет им делиться своими теплыми переживаниями. Эгрегор семьи буквально отпускает пожилых, так как их социальная роль связанная с рождением детей уже выполнена. Эмоциональная связь между внуками и дедами может укрепляться всю жизнь и стать настолько сильной, что влияние социальных программ окажется несущественным, перестав осложнять уход человека из жизни. Ввиду этого, кандидатуру внука можно рассматривать как основную на роль проводника.

Стоит заметить, что в древние времена старики также передавали опыт своим внукам, которые в конце жизни становились провожатыми. Тем не менее, подобный выбор был не столь частым. Причина в том, что много тысячелетий назад было развито учительство. Каждый пожилой человек к концу жизни становился мастером в одной или нескольких областях. Это могло быть ремесло, игра на музыкальном инструменте, какое-либо эмоциональное качество. В некоторых случаях такой ключевой опыт полученный человеком, мог передаваться по роду. Однако старшие стремились предоставить свободу молодым в выборе их жизненного пути, поэтому профессиональная передача опыта осуществлялась только по желанию потомков. Каждый молодой человек в зависимости от своих запросов, мог выбрать себе неограниченное количество наставников. Соответственно, и каждый пожилой человек в течение жизни находил множество учеников, а среди них находил того, кто мог стать его проводником.

Эмоциональная связь между членами разных семей часто оказывалась особенно чистой, поэтому выбор пожилого человека нередко падал на ученика, а не на родственника. В настоящее время феномен учительства практически забыт, передача опыта осуществляется только в рамках профессии. Поэтому многогранные связи между поколениями наблюдавшиеся в древности, возродить достаточно сложно. Однако не исключено, что в будущем роль проводника сама станет отдельной профессией. В таком случае человек задумавшийся о смерти, сможет выбрать себе того проводника, с которым ощущает эмоциональную связь. Отсутствие родственной связи с таким человеком позволит уйти от нежелательных воздействий со стороны эгрегора рода. Вместе с тем, если феномен провожатых станет отдельной профессией, то он получит официальную прописку в социальной системе и начнет поддерживаться своим эгрегором. При этом качественные взаимоотношения проводников с эгрегором их профессии начнет играть ключевое значение, так как от этой связи напрямую будет зависеть качество их деятельности.

Стоит заметить, что манипуляции со стороны многих эгрегоров связаны с отсутствием прямой связи с людьми, взаимодействующих с ними. Эгрегор – это коллективная сущность, состоящая из ее представителей. В частности, эгрегор семьи состоит из эгрегоров ее членов. Если эмоциональные связи между родственниками глубокие и сильные, то их эгрегоры также тесно связаны друг с другом. Благодаря этому поддерживается целостность эгрегора семьи, а его структура обладает достаточной надежностью, чтобы нейтрализовывать большинство нежелательных влияний.

Кроме того, эгрегор ощущающий единство своих частей, становится полноценной основой для коллективного состояния своих представителей. Если же эгрегор раздроблен на части, то в нем существует множество лазеек, через которые могут просочиться коды информационного поля. В таком случае он становится инструментом управления для программ, на которых основана работа информационного поля.

Получается, что контроль распространяемый чрез многие эгрегоры, является вынужденным и является следствием их невыстроенности. Чем крупнее эгрегор, тем больше у него представителей, и тем сложнее им находить общий язык. Ввиду этого, наиболее сильное воздействие исходит от эгрегоров высокого уровня. Эгрегор, который может объединить всех людей выбравших роль сопровождающих, будет иметь общемировое значение, а значит будет занимать высокое положение в системе. Ввиду этого, качество взаимопонимания между проводниками будет играть решающее значение.

Для этого у представителей данной профессии должна появиться точка соприкосновения. Вполне возможно, ею станет желание делиться своим опытом. С учетом множества тонкостей профессии проводника, стоит уделить отдельное внимание обучению. Возможно, сопровождающие будут действовать не поодиночке, а в парах или даже в небольших группах. Проводник может периодически менять партнеров, тем самым знакомясь с разными представителями своей профессии. Ценность участия в ритуале нескольких сопровождающих связана с большей надежностью пространства, которое они могут создать. Основной движущей силой ритуала станет эмоциональная связь между партнерами, которая может выстроиться в ходе их сотрудничества. Эмоциональный резонанс существующий между партнерами, обеспечит многократное усиление ауры их тел, которая в момент ритуала станет единым полем. Объем такого поля может быть вполне достаточным, чтобы полностью защитить тело умирающего.

В древности коллективная практика провожания тоже имела место, ее обычно проводили ученики того человека, который уходил из жизни. Чтобы обеспечить связь поля ритуала с человеком, для которого он проводится, сопровождающим было необходимо заранее создать с ним связь. Здесь ключевое значение имеет доверие человека к тем людям, которых он выбрал в качестве проводников. При наличии доверия, связь может выстроиться практически мгновенно. Дело в том, что если резонанс уже связывает двоих или нескольких человек, то в поле созданное ими легко может быть включен еще один, если он открыт происходящему и желает присоединиться. Вполне возможно, что импульсом для взаимного доверия станет осознанное согласие умирающего на проведение подобного ритуала.

Вместе с тем, предварительное общение с будущими проводниками может обеспечить существенное усиление резонанса. Подобное взаимодействие не должно быть формальным, так как это приведет лишь к напряжению, исключающему доверие. В лучшем случае, проводники должны обладать искренним интересом к тем людям, которым хотят помочь. Возможно, что роль сопровождающих будут выбирать те люди, которые желают стать ближе к старшему поколению. Такое сообщество будет организовывать тематические встречи, в ходе которых возможен обмен опытом. Возможность укрепления связи между поколениями может стать их основной ценностью, ради которой и будут действовать сопровождающие.

Интерес молодого поколения к старшему станет естественным стимулом для взаимного доверия между ними. В ходе таких встреч пожилой человек сможет не только найти благодарных слушателей, но и заранее выбрать тех, кто станет для него проводниками. Если все сообщество провожатых начнет действовать ради одной цели, заключающейся в усвоении драгоценного опыта старшего поколения, то это обеспечит силу их коллективного состояния и целостность эгрегора поддерживающего их. Возможно, что такой эгрегор станет одной из первых социальных структур, способных полноценно сотрудничать с людьми и поддерживать реализацию их намерений.

Умирание в одиночестве

Многие шаманы и маги прошлых времен уходили умирать в безлюдные места, которыми могли быть пустыни, горы или леса. Отсутствие социальных полей позволяло человеку ощущать себя в безопасности и быть уверенным в чистоте того пространства, которое поддерживало его после смерти. Энергетические способности, которые развивали эти люди в ходе своей жизни, позволяли им использовать в качеств проводников представителей тонкого плана. Во многих случаях проводниками становились те силы, которые поддерживали человека при жизни. В частности, шаман мог прийти на место выбранное им для смерти, со своими духами природы. Человек раскрывавший магические способности, обретал эту силу при поддержке жителей подземных миров.

Среди энергетических существ живущих под землею, есть отдельная раса называемая магами. Любой человек становившийся магом, сотрудничал с представителями этой расы. Выбирая место для ухода из жизни, маг находил такую точку планеты, через которую открывался проход в тот подземный мир, который поддерживал его при жизни и был источником его силы.

Стоит заметить, что люди умиравшие в одиночестве, часто стремились сохранить свое тело нетленным. Сохраняя свою структуру в неприкосновенности, человек имел возможность действовать на тонком плане сколь угодно долго, и рассоединял свои части только по завершении поставленных целей. Задачи, которые ставил себе человек на этот период, обычно являлись продолжением его начинаний реализовывавшихся при жизни. Шаманы и маги достигали свои цели чрез тонкий план, смерть же обеспечивала еще более плотную связь с миром энергий, поэтому рассматривалась ими как расширение возможностей обретенных при жизни.

Такие люди уединялись для того, чтобы не было риска захвата их тела. Как правило, простые люди боялись подходить к местам, где покоились люди обладавшие сверхспособностями. Такие же опасения испытывают современные люди, обходя могилы ведьм и колдунов. Причина в том, что люди обладающие существенной энергетической поддержкой и стремящиеся действовать после смерти, выстраивают вокруг себя энергетическую защиту. Эта защита обеспечивается представителями тонкого плана, сотрудничающими с умершим человеком. В целях сохранения своей независимости энергетические сущности могут пускать в ход любые инструменты, держащие живых людей на почтительном расстоянии. Наиболее простой способ – распространение слухов о том, что подобное место проклято или просто опасно. Подобные мысли транслируются людям проходящим мимо и подкрепляются энергетическим воздействием, заставляющим их ощущать себя неуютно и побыстрее удалиться. Воздействуя так на каждого прохожего, энергетические сущности формируют коллективное воззрение, которое в дальнейшем начинает влиять на всех людей проживающих в округе, заставляя их избегать соответствующую зону.

На самом же деле, умерший человек мог задержаться на тонком плане ради благих намерений. Недостаток при этом заключается в приемах, которыми пользуются представители тонкого плана сотрудничающие с ним. Ведь долгое время взаимодействуя со своими проводниками, человек перешедший на тонкий план и сам начинает применять их инструменты. Стремясь защититься от своего окружения, эти энергетические сущности пускают в ход программы выживания основанные на низких вибрациях. Сами же программы выживания, являются основной силой контролирующей процессы в природной и социальной системах. Получается, что стремясь уйти от контроля путем самоизоляции, люди обладавшие сверхспособностями не могли полностью защитить себя от воздействия. Источником контроля над ними становился их собственный страх, усиливавшийся их проводниками. Астральное пространство создававшееся таким человеком связанное с его телом, можно считать ловушкой, в которую он себя невольно помещал.

Умирание мага или шамана в уединении может стать полноценным процессом только в том случае, если такой человек не изолируется полностью от людей. Безусловно, доступ к таким захоронениям не должен быть полностью открыт, так как это создает риск захвата. Поэтому методы защиты могут быть использованы против тех людей, которые являются носителями низких вибраций. Если же вибрации излучаемые человеком близки магу действующему на тонком плане, то он может специально притянуть такого человека к месту своего захоронения. Однако подобные случаи установления связи очень редки. Как правило, люди умиравшие в безлюдных местах, позволяли навещать их только своим ближайшим ученикам, к которым испытывали полное доверие. Если подобного доверия не было, то мастер обеспечивал себе полную изоляцию.

В любом случае, рано или поздно место самостоятельного захоронения оказывалось в забвении, так как люди знавшие о нем, сами уходили из жизни. Тем самым пресекались социальные воздействия, которые могли реализовываться через людей. Вместе с тем, проводя свои энергетические процессы, умерший мастер действовал ради людей. Как правило, шаман проводил свои эксперименты совместно с силами природы. Маг же действовал в своих астральных мирах, формируя уникальные заклинания, которыми в будущем желал поддерживать людей. Подобные люди и сейчас существуют в своих обособленных энергетических пространствах. Каждый такой человек может существовать на тонком плане тысячелетиями, а сама возможность подобного существования открывается благодаря особенным примам, используемым мастером для сохранения своего тела.

Желаемый эффект достигался человеком при содействии факторов внешней среды, а также путем использования собственных энергетических возможностей. Если человек умирал в пустыне, то его тело высыхало на солнце и превращалось в мумию. В дальнейшем ветер покрывал тело слоем песка захоранивая его. При этом отсутствие в пустыне бактерий обеспечивающих гниение, позволяло останкам сохраняться очень долгое время. Если же человек умирал высоко в горах, то сохранность тела обеспечивалась низкими температурами, а люди уходившие в леса, могли захоранивать себя в болотах, мхи которых обладают бактерицидными свойствами и тормозят процесс разложения.

Процесс ухода из жизни представлял собой глубокую медитацию, входя в которую человек ставил на паузу свои физиологические процессы. По сути, человек не умирал в привычном смысле слова, а входил в состояние анабиоза. Жизненная энергия сохранявшаяся в теле, обеспечивала активность человека после смерти. Задача мастера заключалась в том, чтобы перенести свою энергию в астральный мир создававшийся при поддержке представителей тонкого плана. Если человек умирал в пустыне, поверхность его тела покрывалась коркой высохших тканей, под которой продолжали протекать жизненные процессы. Подобный анабиоз мог длиться десятилетиями, этого срока было достаточно, чтобы вложить значительную часть жизненной силы в астральное пространство.

Перенос энергии на тонкий план обеспечивался формированием намерений во время мечтаний человека о будущем людей, которых он знал при жизни. Кроме того, начав процесс сворачивания своей структуры, человек пересматривал сведения хранившиеся в его подсознании, и вспоминал о связи со множеством людей с которыми контактировал в прошлых жизнях. Пользуясь своим воображением, человек мог проявить опыт любого своего воплощения и пересмотреть его.

Все знания, представлявшие для человека ценность, он переносил в созданное им астральное пространство. Образы использовавшиеся им при воспоминании былого, становились астральными сущностями, полноценными жителями этого мира. Задача астральных существ заключалась в поиске новых подходов к жизненным ситуациям, прожитых человеком. По сути, астральные существа направляемые намерениями человека, начинали грандиозный эксперимент по преумножению его жизненного опыта. Так человек мог найти множество уникальных подходов, которыми в перспективе желал поделиться со всем человечеством.

Однако недостатком подобных экспериментов являлась их обособленность. Можно сказать, шаман или маг действовал в виртуальном пространстве, так как астральный мир созданный им не имел полноценной связи с социумом. Сотрудничая с силами природы, шаманы перешедшие на тонкий план имели возможность опробовать многие свои находки на примере природных процессов. Однако начав мыслить как энергетические сущности они не могли оценить эффект, который могли бы оказать их процессы на людей. Маги же вовсе отказывались от контакта со внешним миром и закрывались в защищенном пространстве, тем самым стремясь обезопасить свои заклинания от искажений.

В подобном положении многие великие мастера древних времен существуют и по сей день. Они продолжают совершенствовать свои энергетические способности, но существуя обособленно, все дальше отдаляются от людей. В прошлом многие из них создавали импульсы, притягивавшие в их пространства отдельных людей. Живые люди становились их учениками и могли проявлять уникальные способности. Однако возможности передававшиеся им, как правило были актуальны при условии изоляции. Ввиду этого многие маги, как их учителя существовавшие на тонком плане, становились нелюдимыми, а уходя из жизни повторяли путь своих авторитетов.

Шаманы как правило были более открыты, но ограничивали круг общения до наиболее близких людей. Причина заключалась в стремлении духов природы поддерживавших шамана, максимально обезопасить себя от влияния социальных полей. Как правило, духи допускали к своим процессам только тех людей, с которыми общались длительное время. Обычно такая связь выстраивалась в течение нескольких воплощений человека, и если человек получал возможность стать шаманом, то скорее всего он уже обладал подобным опытом в прошлых жизнях.

Вследствие малого круга общения магов и шаманов, их знания становились очень узконаправленными и не имели возможности широкого распространения. Поэтому несмотря на стремление поддержать множество людей, такие мастера оставались непонятыми. В аналогичном положении оказались и те мастера, которые решили остаться в поле Земли после смерти в качестве хранителей своих знаний. Вполне возможно, что в переходный период люди начнут проявлять интерес к древним захоронениям и распаковывать астральные миры, создававшиеся магами и шаманами.

Подобная возможность откроется при поддержке самих хозяев этих пространств. Люди уходившие в одиночестве, стремились дождаться того момента, когда множество людей начнут проявлять тонкие способности. Такое время может наступить в ближайшие годы, так как космические резонаторы влияющие на Землю, будут повышать энергетическую чувствительность людей. Люди, которые проявят тонкие способности, начнут рассматривать древних мастеров как источник ценных подсказок, позволяющих им гармонично применить новые возможности в человеческом обществе.

Существуя в своих астральных мирах в течение тысячелетий, эти мастера нашли множество уникальных подходов. Однако их знания были актуальны для былых времен, сегодня же их требуется адаптировать к нынешним тенденциям. Вполне вероятно, что у современных людей интересующихся мистикой, получится установить качественную связь с мирами в которых обитают древние маги и шаманы. Такие люди живущие ныне станут учениками мастеров, помогая им практически реализовывать их давние мечты и намерения в жизнь.

Можно добавить, что люди ставшие учениками позволят представителям тонкого плана исправить ключевую ошибку. Их ошибка заключалась в полной самоизоляции которой они себя подвергали, в результате чего они переставали понимать своих последователей. Обретя проводников в мир людей, уникальные мастера ставшие энергетическими сущностями, вновь вспомнят о свой человеческой природе. Это позволит им отказаться от многих методов реализации намерений, характерных для представителей тонкого плана, но дисгармоничных для людей.

В целом, устаревшие методы строятся на принципах силы и реализуются через программы выживания, являющиеся наиболее мощными инструментами воздействия. Сами же представители тонкого плана находятся под контролем информационного поля. Уйдя в изоляцию, они создали предпосылки для контроля над собой, так как обособленное существование не позволяет им поддерживать эмоциональную связь со своим окружением. Не находя применения для своей эмоциональной чувствительности, энергетические сущности вынуждены воспринимать происходящее только на уровне информации, что и делает их зависимыми от информационного поля.

Эмоциональная изоляция также становится причиной для страхов, так как существо перестающее чувствовать окружающую среду, перестает доверять происходящему и находится в вечных сомнениях. Хотя древние маги и шаманы не боялись смерти и рассматривали ее как поддержку, злую шутку с ними сыграл страх перед социумом, заставив их находиться в тех же условиях, в которых оказываются многие умирающие люди нынешнего времени. Восстановив полноценную связь с людьми, такие энергетические сущности смогут развеять беспричинные опасения и откажутся от необходимости использования силовых методов. Подобный отказ позволит проявить чистую основу их стремлений, и поддержит их последователей в гармоничных действиях ради всего человечества.

С уважением,

Хранитель.

перейти к следующей главе

Поделиться:

(Проголосовали: 20)

blog comments powered by Disqus