+79257985834

Секты

Event thumbnail

Что такое секты, какую глобальную роль они играют в социуме и об изменениях которые они могут создать в будущем.

Теги:

Секты 1Секты – закрытые сообщества людей, собравшихся вместе для решения задач не принятых социумом.

С наиболее распространенной точки зрения, сектами называются организации ведущие сомнительную или нелегальную деятельность, и это слово уже приобрело негативный оттенок. Однако такой подход выработался вследствие воздействия системы на общественное мнение, которой выгодно блокировать любые социальные явления, не согласующиеся с ее основными задачами. В связи с такой ситуацией, в разряд сект могут попасть любые объединения людей, захотевшие действовать достаточно свободно. Поэтому точка зрения о сектах как об исключительно негативном проявлении социума, является слишком радикальной. В этой статье мы рассмотрим разные точки зрения на секты, в том числе и такие, которые позволяют создать положительное отношение к этому явлению.

Сектой можно называть любую организацию или группу единомышленников, пожелавшую действовать относительно свободно. Под свободой в первую очередь подразумевается освобождение от того контроля системы, который обычно распространяется на любые социальные проекты. К примеру если какая-то общественная организация решила скрыть свои задачи, чтобы не было лишней огласки, то тут же могут распространиться слухи о подозрительной деятельности этих людей, и на это сообщество будет навешен ярлык секты. То же самое может произойти с подпольным бизнесом: если его организаторы решили производить продукт запрещенный в их стране, то им придется скрывать детали их деятельности. Совсем необязательно что у них корыстные интересы, вполне возможно они просто желают действовать свободно уйдя от лишних ограничений, и если у такой организации получится остаться незамеченной и не вызвать подозрений, то она сможет продолжать свое существование.

Однако с развитием методов контроля принятых в социуме, например с введением электронного документооборота и появлением электронных денег, такие свободные схемы ведения бизнеса, в народе часто называемые «черными», становятся все более затруднительными. Хотя наиболее распространена точка зрения о том, что «черный» бизнес является преступлением, можно посмотреть на этот феномен шире. Возможно, организатор такого предприятия просто хочет заниматься своим делом, а ограничения связанные с налогообложением или законами существующими в его стране не позволяют это сделать открыто. В результате человеку приходится рисковать, скрывая свою деятельность, а с усилением контроля со стороны системы становится все сложнее действовать в таком ключе.

Исключение составляют организации, которые можно называть легальными сектами, это такие закрытые сообщества которые нашли поддержку со стороны государства. Легальной сектой может быть даже государственная организация, действия которой держатся в тайне от большинства людей. С этой точки зрения, все государственные спецслужбы являются такими легальными сектами, действующими относительно свободно. Безусловно такие организации имеют контакт с государством и действуют в рамках его интересов, и поэтому имеют поддержку со стороны властей. Однако большинство действий тайных спецслужб засекречены даже от представителей государственной власти, поэтому такие организации имеют немалую свободу.

Подобную позицию занимают многие научные институты деятельность которых засекречена, такие организации были особенно распространенны в советские времена, когда целые города могли оставаться закрытыми, и никто посторонний не знал что происходило внутри. Безусловно среди представителей власти всегда остаются посвященные, имеющие доступ в такие закрытые сообщества людей, и именно поэтому деятельность таких организаций остается легальной. Само государство заинтересовано в засекречивании подобных предприятий, поэтому по сути оно само создает секты.

Более того, если посмотреть на высшие органы управления любого государства, например на любое другое министерство, то становится понятно, что дела ведущиеся этой организацией также находятся под строжайшей секретностью. Отчасти такая секретность оправдана, так как создает безопасность осуществления процессов управления. Конечно между государствами существует конкуренция, и разглашение планов отдельного государства может обернуться против него. Но исходя из этого можно констатировать, что метод построения государства, в частности создание всех органов управления, буквально построен на создании сект.

Такие секты связаны между собой и поддерживают друг друга, а соглашения между ними являются основой для ведения дел в любой стране. Более того, существуют особенно влиятельные секты, распространяющие свой контроль на целые объединения между странами, и такими организациями например являются ООН или НАТО. Обычно эти организации не называются сектами, но закрытый характер осуществления многих процессов проводящихся этими структурами дает на то основания. Здесь можно вспомнить также многие крупнейшие национальные банки, например Центробанк России, который является закрытой организацией и не подчиняется даже самому государству. Безусловно, в разряд сект также можно отнести закрытые сообщества бизнесменов, владеющих колоссальными капиталами и способными задавать глобальные экономические тенденции. Здесь можно вспомнить и о легендарном сообществе масонов, которое благодаря своим влиятельным связям способно регулировать многие политические события.

С одной стороны, общественное мнение о подобных закрытых организациях двояко, и негативный оттенок связан с невозможностью остальных людей контролировать такие сообщества. По сути, через общественное мнение действует сама система, транслируя через сознания людей негативные программы, способные блокировать деятельность закрытых организаций. Например если большинство людей относятся с подозрением к деятельности какого-то сообщества, то большая часть легальных путей для него оказываются закрыты. Такой организации закрывают большую часть возможностей, просто потому что ей уже нет доверия. Единственное что в таком случае ей остается – начать действовать полностью подпольно, находя себе союзников среди других сект, например в лице тех же секретных спецслужб и используя черные схемы.

С одной стороны, полностью закрытый характер ведения дел такой организации открывает для нее большую свободу. Однако государство способно в любой момент закрыть это сообщество, ведь для этого существует множество улик известных секретным службам, с которыми этой организации приходится поддерживать контакт. Так как спецслужбы действуют под прикрытием государства, то все их приемы являются легальными, но те же самые шаги предпринятые другой закрытой организацией, в любой момент могут стать причиной для уголовного обвинения. Поэтому практически любая секта контролируется государством, ведь ее черные схемы как правило легко  просматриваются. Получается, что все секты, даже те которые официально считаются преступными и незаконными, на самом деле нужны системе, иначе бы она просто заблокировала их деятельность.

Примером может быть сеть МММ, в настоящее время возродившаяся после выхода Сергея Мавроди из заточения. Деятельность этой организации сейчас ведется открыто, и несмотря на былое негативное общественное мнение, эта структура набирает обороты. Становится понятно, что если бы государство действительно хотело бы закрыть эту структуру, то с легкостью бы это сделало. Поэтому эта организация, в обыденном смысле считающаяся нелегальной, для чего-то нужна системе.

Можно предположить, что такие секты, деятельность которых отличается от общепринятой, нужны для расширения возможностей системы. Если бы не существовало сект в разных областях социума, то структура системы стала бы настолько косной и неповоротливой, что просто не смогла бы осуществлять свои задачи. К примеру, если бы не существовало масонов способных влиять на взаимоотношения между странами, то конкуренция между государствами привела бы к невероятному напряжению обстановки в политике и экономике. Такие отношения между странами были бы похожи на сказку о лебеде, раке и щуке, тянущими в разные стороны и не способными сдвинуться с места.

Глобальные секты, имеющие возможность влиять на самые общие закономерности, способны сдвигать с мертвой точки те процессы которые стопорятся и могут привести к застою во всем социуме. То же самое можно сказать об МММ, которая несмотря на корыстные интересы своих организаторов, возможно нужна государству для решения возникающих вопросов. К примеру, обладая огромным капиталом, такая пирамида может понадобится государству как экстренный источник финансовых средств. Такая сеть – некий финансовый буфер, способный в краткие сроки собрать большое количество денег, которые могут пойти на обеспечение государственных нужд. Безусловно что это лишь предположение, однако имеющее право на существование, ведь такая организация явно для чего-то нужна властям. Таким образом, на самом деле сект по-настоящему неугодным системе попросту не существует, и негативное отношение к сектам является просто инструментом дополнительного контроля над ними, открывающим возможность закрыть любую из них по мере необходимости. Но пока такая секта необходима системе для поддержания гибкости социальных процессов, она имеет право на существование.

Сюда можно отнести любые бандитские и мафиозные группировки, которые хотя часто действуют дисгармонично, но нужны системе для того же самого – для расширения ее возможностей. Поэтому борьба с преступностью, осуществляющаяся тайными спецслужбами, на самом деле является лишь контролем над нелегальными организациями, но не приводит к их искоренению. Можно сказать, воров в законе всегда будет столько, сколько нужно государству, и является ли их существование недостатком системы – вопрос риторический. Конечно было бы лучше, если бы такие сообщества людей могли действовать полностью свободно и найти для себя достойную нишу в системе, ведь подпольное существование является вынужденным. С другой стороны, если бы не было сект и даже мафии, то система просто бы не смогла осуществлять свои процессы.

То же самое касается религиозных сект, которые значительно расширяют круг возможностей не только для системы, но и самих людей. К религиозным сектам можно причислить большинство духовных обществ, не имеющих официального разрешения на ведение своей деятельности. Если мы посмотрим на духовные организации которые могут легально распространять свою информацию, то увидим, что к ним относятся в первую очередь мировые религии и их ответвления. Подавляющее большинство других сообществ людей, желающих вести подобную деятельность, официально не признаны теми государствами в которых они существуют, а значит являются сектами.

Все это сделано опять же ради контроля, чтобы любой из таких проектов можно было закрыть. Получается что закрытый характер таких сообществ не является для них источником свободы, а скорее наоборот, является ограничением, ведь их члены часто находятся в страхе и вынуждены действовать очень осторожно. Поэтому секты, с первого взгляда обладающие некоторой свободой, наоборот оказались более зажатыми рамками системы. Примером является любой духовный учитель, желающий передать людям свое учение. Если он не действует в рамках общепринятой религии или системы знаний, то его деятельность объявляют сектой. В результате он вынужден действовать скрытно, и буквально собственными руками подписывает себе приговор, который исполнится в любой момент, когда этот человек окажется неугодным системе. 

Подобное положение дел, в частности привело к тому, что в мире практически не существует духовных учителей способных говорить свободно. Намного больше привилегий у тех учителей, которые действуют в рамках религий, но им не разрешено говорить ничего кроме общеизвестной информации, являющейся религиозными принципами. Другие учителя, идущие на риск и собирающие закрытые группы последователей, способны передать свои мысли лишь узкому кругу людей, которые не оказывают влияния на общественное мнение. Поэтому в настоящее время практически не существует возможности донести какую-то идею до широкого круга интересующихся, и тем самым система сама заблокировала свое обновление.

Несмотря на то, что она позволяет сектам существовать, негативное отношение к ним приводит к нежеланию большинства людей вступать в них, и поэтому им остается действовать лишь по примитивным шаблонам. Тот кто идет на риск и все-таки вступает в тайное сообщество, находится в постоянном эмоциональном напряжении, и в таком состоянии он тоже не может действовать творчески и свободно, придумывая что-то новое. Получается, что в настоящее время многое зависит от отношения системы к сектам, которые могли бы стать источником обновления для нее.

Большинство сект уже являются потенциальными источниками новых направлений и нестандартных решений, а их члены уже продумали возможные пути развития. Но пока общественное мнение продолжает настраивать большинство людей против этих сообществ, они просто не могут проявить свои возможности. Все что пока остается таким организациям – защищаться от постоянного давления и выживать, надеясь что когда-нибудь они получат свободу. Те же подпольные организации которые действуют активно, например при неявной поддержке властей, осуществляют лишь те задачи, в которых заинтересована система, а значит их деятельность не приводит к созданию новых возможностей.

Единственным выходом может стать более мягкое отношение к большинству сект и разрешение вести им более открытую деятельность. Безусловно остается риск возникновения организаций, действующих дисгармонично по отношению к людям, однако таких предприятий много и сейчас, и навряд ли их станет больше при большей огласке их деятельности. Скорее наоборот, большая открытость всех подобных организаций приведет к невозможности ведения тех дел, которые приносят вред людям, ведь информация о таких случаях станет общедоступной. Отношение к сектам станет более прозрачным, а сведения насчет них перестанут искажаться и замалчиваться. Все это еще не означает, что сама секта получит возможность действовать, ведь развитие будет определяться  заинтересованностью людей в такой организации.

Сейчас многие секты эффективны лишь в мутной воде, осуществляя свои процессы благодаря дезинформации своих последователей и захвату их сознания. Конечно такие приемы использующиеся во многих сектах являются дисгармоничными, и именно это подогревает общее негативное мнение. Такие инструменты воздействия эффективны только до тех пор, пока внутри каждой закрытой организации существует тайный круг членов, имеющих особые привилегии. Воздействие на сознание остальных участников такого сообщества осуществляется путем создания несомненного авторитета лидера сообщества, называемого гуру. Так как действия такого человека не подвергаются сомнению, то любое слово сказанное им воспринимается как инструкция, требующая исполнения. Такой авторитет имеет силу только в закрытом сообществе, ведь поддерживается мнением только тех людей, которые входят в эту секту. Но если этот лидер начнет говорить на большую аудиторию, то его слова подвергнутся сомнению, а его авторитет упадет, в том числе и в глазах тех людей, которые до этого неукоснительно ему подчинялись. Поэтому многие секты существуют обособленно еще и ради того, чтобы поддерживать силу воздействия своего поля на людей, входящих в их состав. С одной стороны, такие условия позволяют действовать многим людям, осуществляющим корыстные интересы, например создавая закрытое сообщество или вступая в уже существующую структуру. С другой стороны, во многих случаях закрытость секты опять же является вынужденной мерой со стороны ее организаторов. К примеру, какой-то человек начав распространять свои идеи, столкнулся негативным отношением со стороны общественности, стимулирующимся средствами масс-медиа и критическими высказываниями общественных деятелей. Тем самым система старается либо блокировать деятельность этого человека, либо направить ее в то русло, которое интересно именно ей. Пока этот человек не пойдет на ее условия, то будет подвергаться нападкам со стороны общественности и не сможет быть услышанным по-настоящему.

В результате человек встает перед выбором – пойти на условия системы и встроиться в одно из уже существующих легальных направлений, или резко сократить аудиторию на которую он может вещать, ограничившись лишь узким кругом последователей. Безусловно, если такой человек решит организовать секту, то особенно близко подпустит к себе лишь тех людей, которые видят в нем авторитета и смогут поддерживать такой образ в глазах остальных. Поэтому схема создания образа гуру часто является вынужденной, к которой прибегают даже те люди, намерения которых изначально чисты.

В то же время, такой метод является программой, постепенно захватывающей сознание человека использующего ее. Действуя через эго лидера секты, программа искажает его изначальные намерения, делая его инструментом в руках системы. В результате такой лидер, сам того не осознавая, подписывает контракт с социумом. Через его жесткие и негармоничные действия по отношению к другим, осуществляется захват их сознания и транслируются программы нужные системе. То есть влияние которое имеет гуру на своих последователей – этот тот же социальный контроль, просто завуалированный, так как такой человек ощущая свою власть начинает искажать свое восприятие и действовать несознательно. Поэтому несмотря на то, что многие организаторы сект поначалу действуют искренне и желают открыть для людей нестандартные возможности, они оказываются захвачены системой, и распространяют этот захват на множество других людей.

Так как лидеры таких сообществ имеют неоспоримый авторитет, то обладают особенным контролем над своими подчиненными, что несомненно очень удобно системе. Поэтому система заинтересована в сектах не только в качестве расширения своих возможностей, но также использует их для создания более жесткого контроля над людьми, осуществляемого внутри таких организаций. Такой захват сознания усиливается разными психологическими приемами, например гипнозом или психотропными препаратами, и именно эти методы воздействия привели к крайне негативному отношению общественности к сектам. Но так как подобные инструменты нужны самой же системе для поддержания строжайшего контроля над людьми, то в использовании таких методов виноваты не сами секты, а система управления.

Пока что, используемая ею программа гуру сильна и захватывает каждого лидера закрытой организации, у того просто нет возможности действовать иначе. Собирая вокруг себя круг единомышленников, он автоматически повышает свой авторитет и включает стереотип гуру в их сознании. Этот образ, транслируясь организатору секты, дает ему власть и возможность действовать в узком круге своих почитателей. Однако действовать он может только как гуру, а значит уже несвободен, и рано или поздно оказывается захвачен врасплох этой программой. Получается, что пока люди организующие собственные сообщества не получат возможность действовать иначе и общаться со своими последователями на равных, ни одна секта не сможет вести себя гармонично по отношению к своему окружению.

Исходя из этого, всеобщее подозрительное отношение к сектам отчасти оправдано, однако нисколько не решает этого вопроса, а только ограничивает возможности людей желающих действовать свободно. Выход может найтись в том случае, если члены социальных организаций смогут пересмотреть отношение к своим лидерам, которыми являются общественные деятели, организаторы политических партий или духовные учителя. Пока к такому человеку относятся как к гуру и беспрекословно подчиняются ему, он становится зависим от такой позиции и рано или поздно попадает в ловушку собственного эго. Но если последователи такого человека позволят себе взглянуть на него как на равного, но при этом с уважением и признанием, то все встанет на свои места.

Скорее всего последователи религиозных сект, будут относиться с к своим учителям с той же любовью что и сейчас, а члены пирамид и общественных организаций уважать своих лидеров. Но это не будет приводить к слепому подчинению, когда люди действуют необдуманно, подвергая риску и самих лидеров сообществ, вследствие высокого самомнения о самих себе часто неспособных адекватно оценить обстановку. В большинстве случаев позиция гуру является проигрышной, и человек применяющий эту программу рано или поздно допускает ряд ошибок, становящихся предлогом для закрытия его организации. Допущенные ошибки приводят к тому, что последователи такого человека отворачиваются от него, поэтому такая секта сама заканчивает свое существование.

Естественно, что это стимулируется системой в тот момент, когда ее перестает устраивать деятельность такой компании. Поэтому единственный способ уйти от тотального контроля системы – создать более открытые и прозрачные отношения между членами секты, в которых руководитель безусловно является авторитетом, но его слова и действия имеют право быть оспоренными. В таком случае лидер секты всегда имеет возможность получить обратную связь и не допустить непоправимой ошибки, а деятельность такой организации становится более надежной.

В целом, гармоничное существование сект в настоящее время зависит от двух факторов – от достойного отношения системы к ним, и во вторую очередь – от создания нового подхода ведения дел, внутри таких тайных структур. Безусловно, такие сообщества все равно останутся относительно закрытыми, так как это является их отличительной чертой от других организаций и открывает возможность создания свободного пространства внутри социума. Однако отношения такой организации с окружением должны быть прозрачными и не создавать недоверия, иначе такое сообщество людей начнет защищаться и вследствие противостояний понижать свои вибрации. Проще говоря, общественность должна принять секты как нормальный способ ведения дел в системе, ведь по факту это уже так, и все ключевые процессы осуществляются с помощью них. Для этого должна получить распространение новая точка зрения на секты как на ключевые центры развития, в которых могут возникать новые идеи.

Как ни странно, секты уже занимают такую нишу, ведь ни одна новая идея не может появиться в легализованном сообществе, имеющем возможность действовать лишь по формальным программам. Поэтому если посмотреть чуть глубже, то секты уже сегодня  играют подобную спасительную роль для системы, однако негативное отношение к ним блокирует возможность их дальнейшего развития. До тех пор пока система не подержит пересмотр этого общественного мнения, каждая секта образовавшись будет захлебываться в негативном отношении к ней, утопая в низких вибрациях и искажая собственные намерения.

Возможно первым шагом, позволяющим социуму переменить свое отношение к сектам, станет более свободное и позитивное отношение к этому феномену каждого отдельного человека. Если каждый из вас разрешит себе помечтать о возможном будущем сект и увидеть в них источник обновления системы, то тем самым уже создадутся хорошие предпосылки. Второй шаг, который нужно сделать после изменения общественного мнения, заключается в изменении подхода к управлению внутри сект. Этот шаг также зависит от каждого человека, входящего в секту или собирающегося вступить в нее, и имеет отношение к программе гуру.

Конечно этот вопрос выходит за пределы рассмотрения сект, и в целом касается взаимоотношений между людьми и того, каким образом система поддерживает авторитет людей. В большинстве случаев влияние одних людей на других осуществляется путем захвата сознания, и чаще всего это происходит с помощью придания социального статуса человеку. Проще говоря, авторитетом в системе обладает только тот, кто имеет статус, например обладает высокой должностью или званием, и только в таком случае его слова имеют вес. Это и приводит к тому, что внутри секты создается четкая иерархия, с помощью которой поддерживается авторитет человека распространяющего свои идеи.

С одной стороны, создание иерархии является привычным и понятным для каждого человека, и поэтому используется повсеместно. Однако такой подход не позволяет установиться гармоничным отношениям и лишь создает предпосылки для передачи указаний сверху и беспрекословного подчинения со стороны подчиненных. Таким образом, в социуме должна появиться другая система взаимоотношений, существующая не только за счет статусности, но и поддерживающаяся настоящими человеческими проявлениями. Например если человек организовавший секту имеет ряд неоспоримых достоинств, например силой эмоционального состояния, душевностью и искренним желанием поддержать окружающих, то к нему естественным образом начнут прислушиваться и пожелают сделать то, что он предложит.

Внутри небольших групп людей такие настоящие отношения безусловно существуют, и так начинает развиваться большинство сект, лидеры которых исполнены добрых побуждений. Но впоследствии, по мере увеличения сообщества возникает необходимость стандартизировать методы управления, появляются четкие обязанности и иерархия. Такая структура по форме представляющая пирамиду, может действовать только по законам системы, и реализация новых идей в ней невозможна. Поэтому пока при управлении требуется придерживаться старых схем, секты и любые объединения людей не смогут быть источником обновления для социума.

Возможно, что выход появится благодаря поддержке самой системы, которой в настоящее время требуется появление новых возможностей. Так как ее структура не может измениться мгновенно, то послабления контроля может произойти только в отдельных пространствах социума, которыми как раз и могут стать организации подобные сектам, обособленные от остальной части системы. Если система разрешит таким структурам развиваться свободно и поможет их членам мыслить вне стандартных программ, то в них возможно возникновение новых принципов самоуправления. Благодаря этому такие организации перестанут испытывать на себе искажения, и идеи предлагающиеся организаторами сект смогут в чистом виде передаваться их последователям. Так создадутся предпосылки для дальнейшего распространения этих идей в социуме и их реализации в широком масштабе. Поначалу же сами секты будут некими экспериментальными базами, в которых новые идеи будут опробоваться и получать свое практическое применение, и тогда уже смогут распространяться дальше. В целом, это уже происходит, ведь деятельность каждой секты заключается в попытке использования нестандартных программ внутри своего круга последователей. Как правило, необычность такого подхода уже вызывает недоверие со стороны окружения, приводит к созданию негативного поля и дальнейшему искажению намерений членов секты. Поэтому для гармоничной реализации деятельности сект важно начать с положительного общественного мнения, которое создаст основу для открытых и достойных отношений таких организаций с социумом. Возможно, что это доверие уже запустит благоприятную волну, поддерживающую ценность искренних человеческих отношений в социуме, которые станут помогать людям решать свои вопросы наравне со стандартными методами системы. Так создадутся предпосылки для установления достойных человеческих отношений внутри сект и любых сообществ людей, не требующих дополнительного контроля.

Таким образом, секты – это закрытые организации, благодаря которым осуществляются ключевые процессы в системе. В настоящее время, основной метод использующийся сектами для влияния на ситуацию в системе, заключается в захвате сознания своих последователей и в создании жесткого контроля над ними. Однако в своем потенциале эти структуры могут стать основными источниками новых идей и модернизации всей системы, и если социум пересмотрит свое отношение к таким тайным организациям, то такая возможность откроется.

Я желаю каждому из вас сделать первый шаг – посмотреть на деятельность подобных  организаций с новой точки зрения, увидев добрые намерения многих лидеров таких сообществ. Безусловно действия большинства таких людей искажены, а их сознание захвачено программой гуру. Но если отношение к сектам со временем изменится, то у их лидеров появится возможность действовать более свободно и очистить свое восприятие от искажений. Конечно я желаю, каждому человеку уже входящему в одну из тайных организаций, сделать свои отношения с другими членами сообщества более неформальными, найдя место для душевного и дружеского подхода. Такие простые человеческие отношения помогут и самим лидерам сект освободиться от давления программы гуру на их сознание, и начать действовать более гармонично. Пусть все эти предпосылки создадут возможность появления «настоящих» сект. Новых, свободных пространств внутри системы, в которых отношения будут поддерживаться не подобострастием и четкой иерархией, а уважением к человеческим качествам их лидеров.

Хранитель Энциклопедии.

Поделиться:

(Проголосовали: 19)

blog comments powered by Disqus