+79257985834

О реализации новых проектов (статья девятая)

Event thumbnail

Драконовые рассказывают о том, как в социуме реализуются новые идеи, и как это может происходить в будущем.

Теги:
  • Социальная система

Драконовые 9Приветствуем вас, мы драконовые.

Сегодня мы продолжаем вас знакомить с особенностями социальной системы, и расскажем подробнее о том, как устроены социальные проекты.

Каждый социальный проект – это некий план, который создается заранее тем эгрегором, который в дальнейшем будет его исполнять. К примеру какая-то фирма решила выпустить на рынок новый продукт и готовится к его производству. Подготовка заключается в исследовании рынка и нахождении конкурентных преимуществ продукта, в расчете себестоимости и примерной экономической выгоды. Сотрудники фирмы нацеливаются на конкретный результат, создавая в своем воображении образ будущего продукта. В это время аналогичный процесс происходит в эгрегоре предприятия: лирианцы поддерживающие его создают программы, на основе которых будет осуществляться производство этого изделия. Безусловно все физические процессы будут осуществляться людьми, но на уровне информации продукт как бы прописывается в системе, и это происходит заранее.

Отдельный проект эгрегора предприятия – это комплекс программ создающийся лирианцами, необходимый для запуска нового продукта в производство. Эти программы включают договора с другими эгрегорами, которые будут поддерживать появление товара на рынке, и это не только эгрегоры тех компаний с которыми реально сотрудничает данная фирма. У каждого предприятия существует своя энергетическая поддержка на уровне кланов лирианцев, создающих беспрепятственность осуществления его планов.

Когда речь шла об эгрегорах, мы уже рассказывали что весь социум поделен на сектора, и существуют объединения эгрегоров помогающих друг другу. Эти негласные соглашения помогают предприятию продвигать свои услуги на рынке по определенной схеме. Сотрудники предприятия могут даже не догадываться, почему определенная стратегия является рабочей для получения прибыли, а остальные не подходят. Логическое объяснение только одно – динамика рынка определяется энергетическими связями между эгрегорами, сотрудничающими друг с другом или наоборот конкурирующими. Так как любой эгрегор заинтересован в минимизации энергетических затрат, то выбирается такой путь реализации товара, который будет связан с наименьшими сложностями. В целом, именно так мыслят организаторы фирмы – они ищут такие подходы, которые позволят им получить наибольшую прибыль в наикратчайшие сроки.

Денежный доход соответствует энергетической прибыли, ведь финансовые потоки отражают энергетические закономерности в социуме. Поэтому управляющие фирмы, сами того не понимая, реализуют план эгрегора переданный им через их мысли. В большинстве случаев в этом нет противоречий, так как получение прибыли, энергетической и денежной, является общей целью как для эгрегора, так и для организаторов бизнеса. Поэтому программы передающиеся управленцам лирианцами воплощаются в действиях этих людей, и так реализуется заранее созданный план.

План, или социальный проект – это набор инструкций для тех, кто будет его исполнять. Если план создается на высоких уровнях системы, то исполнителями являются эгрегоры находящиеся на нижестоящих уровнях. Если план создается внутри эгрегора отвечающего за деятельность небольшой организации людей, то непосредственными исполнителями становятся люди. Поэтому проекты создаются на всех уровнях, начиная с самого верхнего где рождается идея или необходимость изменений, и затем инструкции веером расходятся по инстанциям.

Совсем необязательно план рождается на самом верху системы, все зависит от его глобальности. Например если речь касается необходимости увеличения дохода отдельного предприятия, то проект может создаваться внутри отдельного эгрегора этой фирмы. Затем инструкции от этого эгрегора пойдут вниз, к людям, а также будут распространяться по горизонтали – по направлению к другим эгрегорам-партнерам.

Как правило, если проект создан на определенном уровне системы, то инструкции не идут вверх, так как задачи проекта не требует огласки в большем масштабе. Например если благотворительная организация решила провести акцию среди членов своего сообщества, то информация распространится среди людей, а также будет передана тем организациям, которые будут помогать при организации мероприятия. Так как мероприятие проводится внутри организации, то ставить в известность государственные структуры не требуется, то есть не нужно подключать эгрегоры большего масштаба. Даже если требуется разрешение от муниципалитета, этот договор заключается с одним из отделений государственной структуры, а значит эта связь создается между эгрегорами среднего звена. В противоположность этому, если какое-то решение принимается на государственном уровне, например новый закон, то на него прореагируют все нижестоящие эгрегоры, и так инструкции переданные из одной точки распространятся на множество инстанций.

Такая схема пирамиды используется во всей системе, и подобным образом выглядит энергетическая структура социума. То есть обычно информация или инструкции распространяются в системе сверху-вниз, и эти указы передаваясь от уровня к уровню охватывают все больший спектр эгрегоров. Обратный же процесс – передача информации снизу-вверх, практикуется очень редко, так как это не соответствует выстроенной структуре социума. К примеру, если какая-то организация хочет сделать что-то новое, то ей нужно согласовать свои действия с вышестоящими уровнями. Чтобы государство приняло нововведение, оно должно выдать разрешение не только этой конкретной организации, но и всем другим эгрегорам того же уровня, поэтому согласование такого предложения может занять много времени.

Так или иначе, с этим сталкивалось большинство людей, передававших свои предложения наверх, например писавших заявления в министерства, занимавшихся патентованием изобретений и предпринимавших другие действия, когда необходимо было иметь дело с эгрегорами высокого порядка. Любой такой процесс происходит особенно рутинно и медленно потому, что передача информации снизу-вверх не проработана, так как на это не направлено внимание системы. Однако именно этот вопрос в настоящее время является ключевым, ведь выстраивание достойных отношений между низом и верхом может создать условия для гармоничной перестройки. Поэтому необходимо рассмотреть возможность создания таких проектов, которые будут распространяться снизу-вверх, когда информация будет передаваться от людей в государственные структуры. Несмотря на то, что государство предоставляет людям возможность выносить свои предложения или передавать жалобы, эти заявления обычно не рассматриваются или изучаются вскользь. Поэтому хотя методы передачи информации наверх существуют, они являются неэффективными.

Как правило, чиновники сидящие наверху руководствуются теми инструкциями, которые им переданы в рамках глобального плана той организации, к которой они принадлежат. Так как этот план создается наверху и преследует масштабные цели, то обычно не учитывает воззваний отдельных граждан, и получается что большая часть инициатив остается за бортом. Наибольшее внимание привлекают те предложения, которые выносятся не от имени физических лиц, а от целых организаций, причем чем выше уровень эгрегора организации, тем больше вероятность рассмотрения предложения. Поэтому нынешняя картина представляет собой замкнутый круг – чем ты выше, тем больше у тебя прав, но тем меньше ты понимаешь ситуацию внизу и потребности людей. Таким образом, для того чтобы выстроить достойные отношения между верхом и низом, нужно рассмотреть возможность реализации частных предложений отдельных людей, и не использовать как основной, путь передачи прошений от имени крупных организаций.

Конечно когда человек заручается поддержкой какого-то общественного объединения, он начинает действовать от имени этого эгрегора, и включаются энергетические связи, через которые этот эгрегор может проводить свои проекты. Но каждый эгрегор имеет свои интересы, и такой подход будет полезен только в том случае, если планы данного предприятия совпадают с целями человека. Например если кто-то хочет получить субсидию на создание инновационного бизнеса, то обращается в специальные фонды, которые этим занимаются. Однако организаторы фонда имеют определенную сферу интересов, и либо инициатива человека окажется в рамках этих интересов, либо же ему придется модифицировать свою идею, подстраивая ее под имеющиеся условия.

В целом, любой эгрегор накладывает свои ограничения на человека, и в каждом случае стоит быть очень внимательным при выборе организации в качестве поддержки. В любом случае, такое сотрудничество человека с эгрегором-посредником, представляющим интересы этого человека наверху, являются компромиссом. Поэтому в идеальном случае нужно выработать такую стратегию, когда человек сможет самостоятельно обратиться на самый верх и будет уверенным, что его предложение рассмотрят. К примеру письма написанные на имя президента будут рассматриваться, вопросы будут систематизироваться, и благодаря этому будут создаваться дальнейшие планы развития государства.

Вы конечно скажете, что наши идеи утопичны и не соответствуют реальности, и возможно в старой системе государства, эта схема действительно была бесперспективна. Обычно, несмотря на то, что формально она задействована, прошения отправленные на самый верх просто остаются без внимания, так как у государства существуют свои планы. Получается, что пока верхушка управления знает, что ей делать и как справляться с возникшими вопросами, у нее просто не будет желания обращаться к информации поступающей снизу. Это почти естественная стратегия каждого человека, обладающего готовым планом. Если кто-то готов действовать, то лишняя информация будет сбивать его с толку и рассеивать внимание, поэтому он сознательно ограничивает себя от лишних рассуждений.

В целом, так действует любой человек выполняющий инструкцию или просто действующий по программе – он остается глух к новой информации. Поэтому такая ситуация – не вина чиновников и управленцев, это следствие их приспособления к тем социальным нормам, в которых они живут. Так поступает любой другой человек, действующий на нижнем уровне системы: когда он занят первоочередными вопросами, он освобождает свое внимание от всего лишнего. Исходя из этого, пока информация поступающая снизу будет излишней и необязательной к рассмотрению, то ее будут обходить стороной.

Этот вопрос не решить никакими законодательными нормами, ведь законы связанные с волеизъявлением уже существуют, но не имеют своего действия. Поэтому единственное что остается – создать подлинный интерес верхних уровней к предложениям отдельных людей. Возможно, сейчас такой интерес может возникнуть сам собою, так как многие проблемы государственного уровня не смогут решиться без новых идей. Все приемы, испробованные на уровне разных государств, не решают экономических и политических вопросов стоящих в настоящее время. К примеру, как решить вопрос обесценивания денег? Государство пытается решить этот вопрос поддержкой экономики, но каждый такой процесс приводит к еще большему усложнению денежных отношений, а значит к неэффективности экономики и к неминуемой инфляции. Причина в том, что все инструкции отданные сверху приводят к громоздким процессам, и в результате эффективность экономики падает.

Даже в странах с развитой рыночной экономикой, все глобальные тенденции контролируются государством, поэтому там не происходит по-настоящему стихийного и разнопланового развития. Единственное что остается, находить возможности сотрудничества верха и низа, создавая новые глобальные тенденции. Схема такого сотрудничества может быть такой. Государство выносит на рассмотрение какой-то вопрос, который не может решить на своем уровне. По этому запросу приходят идеи от отдельных людей, каждая из которых находит свою реализацию в частном порядке, в качестве эксперимента.

Например желая решить проблему инфляции или коррупции, государство организует конференцию посвященную этим вопросам, где может выступить любой желающий. Каждая вынесенная идея, прежде чем быть отвергнутой или принятой, проходит свою апробацию в какой-то частной ситуации. Например фирма желающая выйти из кризисной ситуации может воспользоваться предложением участника конференции, в течение небольшого периода попробовав воплотить его идеи. Так как выбор будет оставлен за эгрегорами среднего уровня, то будет исключена цензура государства, которая обычно просеивает предложения исходя из устоявшихся программ. В первую очередь испробованы будут те идеи, которые покажутся наиболее перспективными, так как частные организации заинтересованы в повышении своей эффективности. С другой стороны, любая частная компания не хочет рисковать, и чем она крупнее, тем эти риски более существенны. Поэтому новые идеи чаще всего будут пробоваться небольшими компаниями, однако если такая практика получит распространение на более высоких уровнях, то система быстрее получит обновление. Государству стоит создать такие условия, когда компании проводящей эксперимент гарантируется возмещение потерь в том случае, если проект окажется неудачным. Тем самым получится создать легкость воплощения новых идей, управляющие предприятиями специально будут искать возможность попасть в льготные условия и для этого будут подписываться на  нестандартные проекты. В таком случае реализация новых путей развития станет нормой для системы, а не исключением.

Конечно многое зависит от структуры предприятия, насколько легко она может перестроиться под новые задачи. Например государственный банк, с трудом сможет принять новую экономическую схему даже на малый период времени. Намного легче на такие условия пойдет небольшой коммерческий банк, поэтому наиболее активно пробовать новое будут предприятия среднего звена. Затем, когда какой-то проект созданный отдельным человеком получит свое признание компанией-экспериментатором, его возможно будет распространить на больший масштаб. Такой шаг скорее всего будет естественным, ведь другие организации узнав об о первом успехе, захотят применить эту стратегию. Конечно опять же стоит учесть минимизацию рисков, и государству нужно поддержать тех, кто станет последователями нововведения. Однако когда дело будет касаться внедрения успешного эксперимента, гарантии по возмещению убытков могут быть снижены, ведь проект уже себя оправдал. Благодаря этому у государства появится возможность снять излишнее внимание с тех проектов которые могут развиваться свободно, и переключиться на новые изыскания.

С одной стороны, снятие ответственности со стороны государства по мере продвижения проекта может привести к неудачам и к дальнейшей потере интереса экспериментаторов. С другой стороны, перекладывая часть ответственности на организацию внедряющую нововведение, государство повышает ее заинтересованность в успехе, и благодаря этому изначальная идея получает доработку и реализуется более эффективно. Поэтому здесь нужно корректно рассчитать риски и соответствующие гарантии со стороны государства, чтобы с одной стороны создать защищенные условия для реализации задачи, а с другой – не допускать безалаберного отношения со стороны экспериментаторов. Иначе может получиться так, как обычно используются гранты – денежные субсидии на развитие науки. Многие исследователи получив грант, получают возможность реализовать доход по собственному усмотрению и затем отчитаться абстрактными результатами.

Конечно такая тенденция – следствие непонимания верхних уровней настоящих потребностей исследователей, а ученые не так уж часто поступают в корыстных интересах. Однако как здесь, так и везде, непонимание в отношениях между уровнями приводит к коррупции и снижению эффективности социальных процессов. Поэтому успешность в реализации новых идей, зависит от совпадения интересов государства и экспериментаторов в лице отдельных компаний. Так как большинство компаний желают поднять свою эффективность, то здесь получится найти понимание. Если какая-то организация внедрит эффективный прием раньше других, то получит конкурентное преимущество, поэтому большинство фирм будут стремиться получить наилучший результат. С другой стороны, могут появиться такие предприниматели, которые будут стремиться получить от государства множество проектов по реализации новых идей, но зарабатывать будут на возмещении убытков от проваленных экспериментов. Чтобы такого не происходило, стоит распределять проекты точечно, и в первую очередь отдавать предпочтение тем, что пробует себя впервые или уже имел успех в реализации новых идей.

Безусловно, стоит рассмотреть вопрос – какую мотивацию будут иметь отдельные люди, выдвигающие свои идеи на конференциях или вносящие свои предложения государству. В России достаточно много свободомыслящих людей, и они могут откликнуться просто потому, что пожелают реализовать свои идеи, но если человек не имеет опыта в какой-то сфере, то его идея скорее всего не найдет практического применения. Поэтому инициатива должна исходить от тех же представителей компаний, которые хотели бы участвовать в эксперименте. В идеальном случае, компания сама будет предлагать государству свой проект, который пройдя минимальную критическую проверку, затем будет опробован действиями этой организации.

С другой стороны, многие люди будут выносить идеи для решения своих частных вопросов, например касающихся юридических сложностей, семейных отношений или социальной поддержки. Стоит учитывать тот факт, что сам человек попавший в сложную ситуацию не имеет достаточного эмоционального состояния для нахождения наилучшего решения. Как было уже сказано, новые идеи могут рождаться только из высоких вибраций, а человек столкнувшийся со сложностями находится в расстроенных чувствах. С другой стороны, оказавшись в затруднительной ситуации человек уже видит ее изнутри, а начав решать ее станет тем экспериментатором, который начнет действовать для опробования новой идеи.

Но для поддержки ему нужны люди-эксперты, которые могли бы помочь ему в решении его вопросов. Такими экспертами могли бы стать люди мыслящие творчески, зарабатывающие на помощи людям в какой-то области жизни. Такая профессия чем-то похожа на адвоката, только заключается не в защите юридических прав, а в предложении совершенно нового решения, способного исправить ситуацию. Эксперты будут сотрудничать с людьми-экспериментаторами, желающими решить свои жизненные задачи. Возможно, тем самым получится изменить точку зрения людей на препятствия появляющиеся в жизни.

Обычно каждая сложность приводит к огорчению и желанию убежать от нее, но если человек начнет относиться к своей жизни как к эксперименту и поверит в возможность ее улучшения, то сам начнет мыслить творчески, предлагая идеи для решения возникших проблем. В таком случае сам экспериментатор в большинстве случаев станет носителем идеи, которая после рассмотрения экспертами получит поддержку со стороны государства. Сам же эксперт не является лишь судьей или критиком, рассматривающим проект и ставящим свою подпись. Если проект принимается, то эксперт становится непосредственным консультантом экспериментатора и будет заинтересован в успехе этого проекта. Возможно, государство будет выплачивать премию эксперту в случае благополучной реализации такого нововведения, а затем поддерживать этого эксперта в дальнейшем широком внедрении данной идеи.

Для эффективности решения частных вопросов в жизни людей, как и в случае с фирмами, должна быть грамотно распределена ответственность между человеком-экспериментатором и экспертом. Тогда экспериментатор будет заинтересован решить свою проблему, а эксперт – получить вознаграждение и поднять свой рейтинг. Возможно даже, что государство поддерживая такие индивидуальные проекты будет возлагать на эксперта часть ответственности в возмещении рисков. Эксперты также могут участвовать в реализации проектов предлагающихся целыми организациями, и являясь специалистами в соответствующей сфере, станут консультантами временно входящими в структуру предприятия.

Например если какой-то научный институт решил провести внутреннюю реструктуризацию, то государство может предложить эксперта в этой области. Такой человек не является чиновником, он будет посредником между верхними уровнями и нижними, то есть между государственным аппаратом и исследовательским институтом. Благодаря тому, что связь между уровнями осуществляется заинтересованным лицом, получится создать наиболее гармоничные отношения. Обычно за эту связь отвечает множество эгрегоров, находящихся между инициатором предложения и государством, поэтому за результат никто ответственности не несет. Как правило если какой-то институт начинает проводить внутреннюю реформу, то она осуществляется по уже существующим программам, так как изменения зависят от решений всех организаций, стоящих выше этого предприятия. Так как каждое такое вышестоящее учреждение решает лишь частный вопрос, то не несет прямой ответственности за результат, и поэтому реструктуризация обычно не приводит к значительным улучшениям. Но если за исполнение такого проекта будет отвечать конкретное лицо, представляющее верхние уровни, то все может встать на свои места.

Конечно для успешности задачи данному эксперту должны быть предоставлены полномочия внутри организации, и он буквально должен стать руководителем данного проекта. Сама же организация, также заинтересованная в результате станет исполнителем, однако эксперт заинтересованный в успехе будет принимать в рассмотрение все тонкости процесса. Поэтому в решении конкретной задачи получится создать открытые и конструктивные отношения между начальником и подчиненными. В идеальном случае эксперт должен стать партнером данной организации осуществляющей проект, и здесь все зависит от распределения ответственности.

Если ответственность за осуществление проекта делится поровну между экспертом и организацией, то их решения имеют равный вес. Если же эксперт, уверенный в успешности проекта, берет на себя главную инициативу, то его предложения в период реализации нововведений получают наибольший приоритет. Возможно, распределение ответственности будет происходить в соответствии с тем, насколько конкретная идея уже себя зарекомендовала в прошлом. Если эта идея является абсолютно новой, то главную ответственность берет на себя тот, кто ее выдвинул. Например если необычное предложение исходит от самой организации, то она берет ответственность за принимающиеся решения, а эксперт только наблюдает со стороны и вмешивается в исключительном случае. Если же нововведение предлагается экспертом, то он сам становится ответственным лицом в доведении этой идеи до результата. В дальнейшем, когда идея уже себя оправдает, ответственность в большей степени перелагается на действующих лиц, то есть на сотрудников предприятия, воплощающих уже созданную методику, а эксперты и руководители организации остаются наблюдателями. Если взятие ответственности за успех будет означать и получение личной выгоды, например денежного вознаграждения, то каждый участник такого эксперимента будет заинтересован внести свой вклад. Возможно, источником этого вознаграждения станет государство, стремящееся реализовать новый подход, предложенный экспертом или управляющим организации.

Таким образом, успешность реализации проектов исходящих снизу, со стороны отдельных людей или небольших организаций, зависит от возможности появления достойных посредников между уровнями. Сейчас такими посредниками являются эгрегоры стоящие между людьми и государством, а в бизнесе ими являются налоговые службы или крупные бизнес-корпорации, устанавливающие правила. Так как государство отдает предпочтение наиболее крупным организациям, то эгрегоры являющиеся посредниками реализуют свои интересы в первую очередь.

Чтобы восстановить баланс, посредниками должны стать отдельные люди-эксперты, действующие с того же самого уровня, что и организация желающая решить свою проблему. Если такие эксперты временно будут входить в структуру предприятия, то получится создать партнерские отношения между ними и руководителями этой организации. Одновременно эксперт, имея полномочия влиять на решения принимающиеся на верхних уровнях, сможет действовать конструктивно.

Сама система управления не будет препятствовать такой схеме, так как обычно опасается непредвиденных изменений, способных реализоваться в большом масштабе. Здесь же нововведения будут внедряться постепенно, начиная с отдельной организации не влияющей на целую картину, и только затем в случае успеха, они будут обретать больший масштаб.

Безусловно, для реализации такой схемы необходима заинтересованность самой системы в реализации новых путей развития. С учетом нынешней ситуации, когда многим странам нужно решать накопившиеся сложности, их государственный аппарат вполне может прибегнуть к такой схеме сотрудничества между уровнями. В дальнейших статьях мы продолжим знакомить вас с этим подходом, и конечно призываем вас предлагать свои идеи, чтобы эта схема сотрудничества получила большую эффективность.

С уважением,

Драконовые.

перейти к следующей статье

Поделиться:

(Проголосовали: 17)

blog comments powered by Disqus