+79257985834

Блокировка с помощью обязательств (статья шестнадцатая)

Event thumbnail

О причине заставляющей человека следовать голосу собственной совести, исполняя данное им обещание.

Теги:

Методы блокировки 16Приветствую, я специалист по методам блокировки.

Сегодня я расскажу об еще одном распространенном воздействии, приводящем к невозможности осуществления желаемых целей. Речь пойдет о заключении обязательств.

Каждому известны расхожие выражения: «слово не воробей, вылетит – не поймаешь», «мужик сказал – мужик сделал», «назвался груздем – полезай в кузов». Эти поговорки являются проявлением сильнейшей ограничивающей программы, согласно которой обещание данное человеком требует непреложной реализации. С одной стороны, такое поведение является следствием многих ценных человеческих качеств, таких как надежность, обязательность, честность и человечность. Умение держать слово – одно из важнейших человеческих достоинств, которое люди способны нарабатывать и закреплять в течение жизни в социуме. Многие люди ощущают ценность такой способности и поэтому стараются быть внимательными к своим словам и исполнять обещания. С другой стороны, система специально не блокирует подобные человеческие проявления, так как наработав такой навык, человек становится легко управляемым и подверженным любым манипуляциям.

Если взглянуть на обязательность непредвзято, забыв про высокопарные похвалы которыми система окружает этот феномен, то можно заметить, что умение держать слово – это весьма примитивная программа, существенно сужающая круг человеческих возможностей. Влияние этой программы ощущал на себе каждый человек, когда давал кому-то обещание, которое становилось четким руководством призывавшим его к действию. При этом большинство людей проговаривая свое обязательство, чаще всего испытывают напряжение, связанное с ограничением их свободы. Возможно, если бы эти дискомфортные ощущения испытывались явно и неприкрыто, то люди очень быстро бы отказались от любых обещаний, и стали бы всячески избегать необходимости держать слово. Однако система стремится завуалировать испытываемый дискомфорт, и ради этого наделяет программу обязательности множеством притягательных вибраций. В результате человек, находящийся под воздействием этой программы и сдержавший свое обещание, испытывает моральное удовлетворение и временный эмоциональный подъем. Такое энергетическое вознаграждение несколько скрашивает разочарование от необходимости следовать тем инструкциям, которые этот человек дал самому себе.

Давая обещание человек сковывает сам себя, и подсознательно он старается сбросить с себя это ограничение, однако давление общественного мнения делает свое дело, не позволяя отойти в сторону от такой программы. Необходимость держать слово транслируется человеку извне и обеспечивается множеством эгрегоров, заинтересованных в реализации соответствующих действий. Давая обещание на работе, человек получает от эгрегора этой организации определенное задание, невыполнение которого повлечет за собою ухудшение самооценки и способно создать негативное мнение коллег об этом сотруднике. Исполнение долга конечно поможет работнику удержать свой рейтинг на прежних позициях, но скорее всего не прибавит ему очков в глазах эгрегора этой организации, а коллеги могут даже не обратить внимания на искренний поступок, который мог стоить немалых усилий. Получается, что отказ от исполнения навязанной инструкции приводит к неминуемому наказанию, а действие по такому шаблону позволяет лишь удерживать хлипкое равновесие, затрачивая для этого большое количество энергии.

Подтверждение невыгодности этой позиции можно найти повсеместно, и примером является любой порядочный человек, считающий своим долгом исполнить данное им слово. Как правило, таких людей за глаза называют интеллигентами, подразумевая их невозможность поступать грубо и невежливо. Наряду со множеством правил хорошего тона, которым приходится следовать таким людям, одним из главных является умение быть обязательными и исполнительными. Несмотря на то, что это человеческое качество действительно имеет связь с глубинными потребностями, оно заставляет людей занимать достаточно низкие социальные позиции, где умение подчиняться стоит в приоритете.

В противоположность этому, более высокие должности требуют от человека большей гибкости, подразумевающей возможность отказаться от любого высказанного им утверждения. Чем более высоким социальным статусом обладает человек, тем меньше у него возможности следовать собственным принципам, так как система специально проверяет его на пригодность, не позволяя придерживаться собственных убеждений. В частности, директора крупных организаций или политики почти не способны оставаться верными своим обещаниям, так как уже не раз убеждались, что любое их слово будет обращено против них же самих.

Оружием используемым системой для искоренения «слабости» начальника, становятся намерения его подчиненных, которые готовы уцепиться за каждое данное им обещание и в нужный момент напомнить о нем. Люди выполняющие роль исполнителей оказываются зависимыми от таких обязательств исходящих от начальства, так как чаще всего эти утверждения напрямую касаются их работы. Эти реплики могут касаться возможного повышения по службе или увеличения зарплаты, корпоративных мероприятий приносящих удовольствие или действий разрешающих конфликтные ситуации. Во многих случаях внимание сотрудника искусственно удерживается на том предположительном поступке, который должно выполнить начальство, и такой шаг может вовсе не соответствовать интересам подчиненного, однако он скорее всего продолжит следить за реализацией этой задачи.

Причина заключается в том, что сознание подчиненного подвержено воздействию программы обязательств, согласно которой человек сдерживающий свое слово является более достойным, нежели нарушитель обещаний. В очередной раз убеждаясь в халатности и недобросовестности своего управляющего, исполнитель получает негласное право эмоционально атаковать его, что происходит во время обсуждения произошедшей ситуации с коллегами или в кругу семьи. Критикуя свое начальство, человек удерживает в низких вибрациях не только себя, но и виновника этих разговоров, и такое двойное воздействие  является способом системы поддерживать прежние энергетические условия.

Дискомфортные ощущения подчиненных транслируемые директору не исполнившему свое обязательство, заставят его побыстрее отказаться от угрызений совести, а также уйти от необходимости делать четкие заявления, которые в будущем способны оказаться ловушкой. В результате выковывается стандартное поведение начальства, заключающееся в отсутствии конкретики в общении с коллегами, а также в эмоциональной закрытости, что является необходимым условием для выдерживания энергетических атак. Низкие вибрации возникшие в ходе обсуждения неблаговидного поведения управляющего, также влияют на самих подчиненных, которые своими суждениями укрепляют в себе стремление поступать по правилам, тем самым ощущая себя достойнее своих руководителей и получая очередной повод их пожурить. Таким образом, воздействие программы обещаний распространяется на каждого человека, однако может приводить к совершенно противоположным результатам. Дискомфортные ощущения в которых пребывают представители власти вследствие постоянной критики со стороны общественности, заставляют их отступать от стандартных норм морали с целью самосохранения, что приводит к последующим атакам.

Получается, система освобождая управляющих от необходимости сдерживать обещание, на самом деле не облегчает им жизнь, а только усугубляет их зависимость от этой программы, так как заставляет их постоянно проигрывать в глазах большинства, придерживающихся этого убеждения и старающихся добросовестно следовать своим словам. В случае людей занимающих более низкие этажи системы, постоянное обсуждение промахов начальства создает повод для дополнительного укрепления в их сознании программы обязательств, от которой человек уже не в состоянии отказаться вследствие своего желания доказать свое моральное превосходство перед власть имущими.

В целом, подобная программа получает усиление во время обсуждения любых политических событий, так как в центре внимания обычно находятся крупнейшие государственные деятели, и критика в их адрес является проявлением воздействия общего поля, распространяющегося как на политиков, так и на простых граждан. Если человек анализирующий новости наоборот хвалит представителей власти, то создает предпосылки для предстоящей атаки, так как положительный рейтинг политического деятеля может мгновенно рухнуть вследствие малейшей оплошности, а значит такой человек находящийся у всех на виду, становится крайне зависим от общественного мнения. Желая сохранить свою «положительную карму», государственный деятель становится максимально предсказуемым в своих поступках, что удобно для системы, и поэтому она специально стимулирует обсуждение любых политических событий.

С другой стороны, чрезмерная зависимость управляющих или государственных деятелей от мнения большинства становится ограничением для самой системы, которая ощущая узость собственных рамок, стремится от них избавиться. В связи с этим, система периодически подвергает своих избранников атакам, заставляя их отказаться от собственных убеждений и испытав разочарование стать менее восприимчивыми к требованиям общественности. Получается, что программа обязательств является большим осложнением не только для людей, но и для самой системы, которая укоренила в себе привычку пользоваться этим примитивным инструментом контроля, и пока не может найти ему замену.

Тем не менее, такой прием воздействия является крайне удобным, так как каждый человек сам накладывает на себя блокировку, а также своими суждениями усиливает воздействие общего поля, заставляющее окружающих помнить об этом непреложном правиле приличия. Если во многих других случаях энергетическое воздействие распространяется с тонкого плана, то блокировка обязательством удерживается мнением людей о самих себе, и стремясь поддержать свою самооценку они сами подвергают себя подобной экзекуции. Однако если современные люди увидят несовершенство этой программы, то будут стремиться отказаться от нее. В то же время, единичные попытки освободиться начнут пресекаться общим полем, так как будут смотреться как недобросовестность и нечестность. Сложность заключается в том, что отказ от исполнения собственных обязательств не ведет к освобождению от программы, а просто заставляет человека занять противоположную позицию.

В точно такой же ситуации оказывается начальник, или просто свободомыслящий человек которого считают ненадежным партнером и поэтому подвергают его жесткой критике. К числу таких людей желающих отказаться от необходимости следовать навязанным правилам, можно отнести любых преступников, стремление которых чаще всего связано с внутренним протестом по отношению к узким рамкам социального существования. Желание таких людей преступить закон является тем же самым стремлением нарушить негласное обещание, которое они на самом деле не давали. По сути, любой человек рождаясь на свет автоматически становится обладателем множества обязательств, невыполнение которых карается жестоким наказанием.

Такие условия жизни вызывают подсознательное возмущение наиболее свободолюбивых и чувствительных людей, что приводит к их попытке сломать существующий режим. По сути, все множество незаконных поступков – это коллективный протест человечества против непрестанного давления системы. Сегодня социальный контроль усиливается, и внутреннее недовольство также продолжает расти, все это приводит к учащению преступных действий. Тем не менее, желание людей освободиться таким способом аналогично стремлению управляющих уйти от выполнения собственных обязательств. Человек испытывающий возмущение и являющийся потенциальным преступником, при совершении своего отчаянного поступка попадает в зависимость от общего поля, которое заставляет его мучаться угрызениями совести. Пребывая под этим воздействием, преступник рано или поздно блокирует свою программу совести, и тем самым делается слепым орудием системы по реализации ее негласных задач.

На самом деле, человек отступивший от закона не выходит из повиновения системы, скорее наоборот, он оказывается в большей зависимости от нее, так как уже практически не способен сделаться добропорядочным гражданином. Возвращение к обычным принципам жизни снова активирует в таком человеке угрызения совести, и чтобы уйти от душераздирающих сомнений он продолжит действовать незаконно, и такое поведение позволит ему оправдывать свою нечувствительность к голосу собственной совести. Получается, что давая повод некоторым людям преступить закон, система не способствует их освобождению от моральных догм, а наоборот закрепощает их и заставляет их до конца своих дней подчиняться иным правилам, распространенным в уголовной среде. Люди ставшие преступниками во многих случаях являются наиболее чуткими и отзывчивыми, но их эмоциональная восприимчивость оборачивается против них и заставляет вечно бежать без оглядки, чтобы забыть о боли причиненной окружающим.

В похожем положении находится любой руководитель, источником низких вибраций для которого становятся суждения подчиненных, подсознательно или явно обвиняющих его в совершенных оплошностях. Если обобщить все вышесказанное, то можно увидеть, что программа обязательств воздействует на каждого человека, вне зависимости от избираемой им позиции относительно необходимости держать свои обещания. Главным ограничительным фактором сдерживающим людей является их совесть, и такое чувство является основной вибрацией, используемой программой обязательств для удержания своего контроля. Каким бы ни оказался выбор человека – остаться верным своему обязательству или нарушить его – голос его совести всегда будет питать его одними и теми же вибрациями. Ощущение совести аналогично расстройству, а значит является ничем иным, как низкими вибрациями которыми облучается человек.

Как уже было сказано в прошлых статьях, любые низкие вибрации являются искусственными переживаниями и транслируются извне, и в частности совесть является коллективной вибрацией, постоянно ощущаемой определенным количеством людей. Несмотря на то, что отдельный человек то освобождается от этого переживания, то вновь попадает под его влияние, все человечество в целом не способно отказаться от этой программы вследствие эмоциональных волн которыми они ее питают.

Подсознательно человек ощущает искусственность такого воздействия и желает от него уйти, и ради этого готов подчиниться мучающей его программе, сулящей ему временное освобождение от дискомфорта. В целях приглушения голоса совести человек дает себе новые обязательства, или высказывает их другому, обвиняющего его в недобросовестности. Кроме того, поступок человека вызвавший у него чувство вины может вовсе не казаться негативным в глазах окружающих, но стремление оправдаться перед ними сделает свое дело, и ради этого будут созданы новые обязательства, высказанные про себя или вслух, а в некоторых случаях даже получающие документальное подтверждение.

Таким образом, ощущение вины можно считать главной эмоцией подкрепляющей программу совести, в свою очередь усиливающей другое ограничивающее убеждение – необходимость исполнять свои обещания. Чувство вины является энергетическим наполнением программы совести, и эта вибрация транслируется человеку через общее поле, а значит от нее невозможно освободиться. Заглаживание вины приводит лишь к временному ослаблению такого переживания, но при этом происходит усиление программы совести, а значит в следующий раз человек окажется еще более восприимчив к воздействию общего поля и будет вынужден предпринять более активные действия для ухода от неприятных переживаний.

Рассматривая эту ситуацию, мы можем заметить замкнутый круг в который попадает большинство людей стремящихся совладать с голосом совести, заставляющим их исправлять собственные ошибки. На подсознательном уровне человек специально допускает эти недочеты для того, чтобы хотя бы частично отойти от неволящих его стереотипов, однако предпринимая такой шаг тут же оказывается под воздействием вибраций вины, стимулирующих его раскаяться в содеянном и отнести полученный опыт в разряд негативных воспоминаний.

Облучая человека вибрациями вины, система ставит его перед выбором: либо сделаться крайне зависимым от этого чувства и избегать его, либо же стать нечувствительным к нему. В первом случае человек превращается в примерного исполнителя, действующего по общепринятым стандартам, при малейшем отклонении от этих норм подвергающим себя самобичеванию и оттого закрепощающим самого себя. Во втором случае человек вынужден блокировать собственную восприимчивость вибраций вины, что позволяет ему внешне сделаться более свободным и позволять себе такие поступки, которые в общепринятом смысле являются отступлением от моральных правил.

Тренировка в этом качестве на руку системе, так как людей свободных от этой зависимости и обладающих преимуществом перед остальными, она стремится сделать своими непосредственными помощниками. Таких людей заглушивших голос совести она нередко поднимает наверх, однако встает вопрос контроля над ними, который решается путем выдвижения в их адрес обвинений со стороны обычных людей. Стоит отметить, что блокировка собственных эмоций которую осуществляют многие представители власти, не позволяет им полностью уйти от неприятных ощущений, и подсознательно эти люди продолжают страдать от ощущения собственной вины.

Невосприимчивость к таким переживаниям помогает им действовать более эффективно, так как отсутствие необходимости оправдывать свои поступки перед окружающими развязывает им руки. Однако для контроля над своими избранниками система использует силу общественного мнения, и при существенном отступлении от моральных норм такие люди подвергаются мощнейшей энергетической атаке со стороны людских масс, что приводит к разблокировке их программы совести и последующим стремлениям удовлетворить требования людей.

В большинстве случаев начальнику приходится действовать автоматически, так как вытеснив свое чувство вины на подсознательный уровень, такой человек не способен полноценно разобраться в причине своего дискомфорта. В таком случае начинают действовать врожденные инстинкты выживания, заставляющие человека защищаться чтобы отстоять свои полномочия. Получается, что неосознаваемое чувство вины ставит представителей власти в еще более зависимое положение, и хотя это не ощущается напрямую, но заставляет их проигрывать примитивные программы. Несмотря на то, что первоначальное стремление таких людей заключается в желании освободиться от стереотипов которым подвержено большинство, вытеснение этих эмоций приводит к бесконтрольным действиям, заставляющим многих из них выживать подобно животным.

Все это проявлено в поступках некоторых управляющих, связанных с их стремлением как можно дольше находиться у власти, так как удерживая свой контроль они ощущают себя в безопасности. Такое желание диктуется подсознательным страхом оказаться в ряду большинства, так как в таком случае человеку ранее стоявшему у руля придется вновь стать восприимчивым к вибрациям совести. Находясь на определенном социальном этаже, человек вынужден играть по правилам распространенным в этой среде, и поэтому в случае понижения управляющий вновь вспоминает про необходимость подчиняться правилам морали.

Однако встав на ступеньку ниже, такой человек продолжает вспоминать про все содеянное им ранее, что превращает его голос совести в неистовый крик. Причина заключается в том, что мыслеформы витавшие в умах людей ранее обвинявших этого человека, продолжают находиться в информационном поле социума и в виде воспоминаний проявляются в сознании множества людей, критикующих власть или продолжающих работать в соответствующей организации. Вследствие этого человек, ранее находившийся на высоком посту, обречен на пребывание в низких вибрациях весь остаток своей жизни. До тех пока он находится на возвышении, система заинтересована в его хорошем состоянии, поэтому в значительной степени перекрывает поток негативных эмоций воздействующих на него, оставляя только малую их долю для контроля над его поступками. Оказываясь в ряду обычных людей, такой человек лишается защиты и испытывает крайний дискомфорт, поэтому во многих случаях ищет возможность снова выскочить наверх, где ощутив поддержку системы испытает облегчение.

Получается, что зависимость от власти испытываемая многими управляющими, связана в первую очередь не со стремлением контролировать ситуацию, а в большей степени - с желанием обезопасить себя от воздействия общего поля. В результате такие люди оказываются еще более подвержены влиянию программ выживания, нежели большая часть жителей планеты стоящих на нижних уровнях, что приводит к невозможности проявления многих человеческих качеств. С другой стороны, глубинное стремление таких людей заблокировавших голос собственной совести, было положительным и заключалось в желании стать более свободными на эмоциональном уровне.

Нечто подобное испытывает любой преступник, вступающий в конфликт с собственной совестью в надежде сломать этот стереотип, ограничивающий спектр его переживаний. Многие такие люди действуют не только ради себя самих, но во имя человечества, так как стараются противопоставить себя силе общественного мнения и отстоять право человека на свободу выбора. Тем не менее, открытое противостояние с полем системы бессмысленно, так как отдельный человек является мельчайшей частичкой в океане коллективных переживаний человечества.

Невозможно устоять против давления общественного мнения, пытаясь удержать гармоничное состояние, невзирая на низкие вибрации исходящие извне. Поток дисгармоничного воздействия накладывается на индивидуальные переживания и неминуемо искажает их, что испытывает на себе большинство управляющих и преступников. Однако в их числе можно найти некоторое количество людей, которые нашли иной способ освобождения от воздействия, позволяющий им сохранять наибольшую адекватность восприятия. В таком случае человек не абстрагируется от происходящего на более низком слое социальной системы, что позволяет управляющему сохранять эмоциональную связь с подчиненными, а преступнику – осознавать негативные последствия своих действий. С другой стороны, это накладывает существенные ограничения на таких людей, избранных системой, но не позволяющих себе те поступки, которые вводят в дискомфорт окружающих. Как правило, такие управляющие избирают для себя узкую нишу, в которой они уже обрели значительный опыт, что позволяет им действовать достаточно гармонично.

Преступники сохраняющие достаточно чистое восприятие, как правило пренебрегают лишь теми общественными нормами, которые не касаются эмоционального бытия людей, и в первую очередь связаны с отступлением от умозрительных правил, изложенных в своде юридических законов. Большинство таких начальников или нарушителей вынуждены оставаться на достаточно низких уровнях, так как поднимаясь наверх они подвергают себя большему воздействию и теряют понимание ситуации. Тем не менее, в некоторых случаях управляющие нашедшие подход к программе совести способны действовать в масштабе целых государств, а преступники становятся «ворами в законе», нередко обладающими не меньшим влиянием на ситуацию, чем представители официальной власти.

Безусловно, высокое социальное положение заставляет таких людей действовать по шаблонам принятым в их среде, а значит избрав такую роль они не способны быть полностью свободными. Однако восприятие таких людей остается относительно чистым, что связано с пониманием принципов воздействия системы, распространяющихся на них. Такое понимание позволяет этим людям не поддаваться искушению оправдываться и заглаживать свою вину под воздействием общественного мнения, и в то же время помогает им оставаться чуткими к этим ощущениям, не вытесняя их за пределы своего внимания.

Ощущая очередную негативную волну приходящую извне, такой человек получает дополнительный сигнал свидетельствующий о важности ситуации в которой находится, и уделяет особенное внимание ее разрешению. Как правило воздействие системы на какого-то начальника усиливается в ключевые моменты, когда от его решения зависит множество дальнейших социальных процессов. Оказывая на него влияние через общее поле, она заставляет его подчиниться. В большинстве случаев управляющие реагируют на пришедший импульс неосознанно, и таким образом система незримо управляет ими, пользуясь силой социальных полей. Но если такие люди занимающие высокие посты остаются чувствительными к эмоциональным колебаниям внешней среды, то способны действовать максимально конструктивно, принимая во внимание переживания окружающих. Их умение сохранять чистоту восприятия во многом связано с их точкой зрения на голос совести и чувство вины, согласно которой эти социальные феномены являются ничем иным, как негласными инструментами управления человечеством.

Возможно, такое воззрение уже поможет многим из вас стать свободнее от программы обязательств и программы совести неволящих сознание большинства. В таком случае ваши суждения и решения обретут большую независимость от общественного мнения, и совершая выборы вы в значительной степени сможете полагаться на собственные стремления. Тем самым вы совершите первый существенный шаг в освобождении от сильнейших программ навязываемых через общее поле, что в дальнейшем поможет найти подход к другим ограничивающим убеждениям, распространенным в социуме.

В следующей статье я продолжу рассматривать блокировку, заключающуюся в необходимости выполнять обязательства, и расскажу о конкретных приемах ухода от нее.

С уважением,

Специалист по методам блокировки.

перейти к следующей статье

Поделиться:

(Проголосовали: 12)

blog comments powered by Disqus